В Крыму скрывают реальные цифры по раку груди.Цитата: «…медицинская помощт у нас достаточно высокого уровня.Даже в Красноперекопске.»

0
406
0
0

Председатель Крымского противоракового общества «Антинео» Александр ФИЛЕНКО рассказал «Аргументам недели – Крым» об опасности крымского солнца для женского здоровья, о динамике заболеваемости раком молочной железы на полуострове, ее причинах, необходимости хирургического вмешательства и качестве местной медицины в области онкологии.

 АН:Есть ли у Крыма географическая или климатическая особенность по заболеваемости раком молочной железы?

 Есть влияние солнца. Локализация опухолей молочной железы – это верхние квадранты груди, которые как раз особенно подвержены прямым солнечным лучам: они, конечно, могут провоцировать заболевание. То есть в Крыму в придачу ко всем другим неблагоприятным факторам, которые вообще негативно воздействуют на организм и могут вызвать рак молочной железы, есть еще один, пусть не ведущий, но дополнительный.

 АН:Какая динамика по заболеваемости  зафиксирована в автономии за последние годы?

 Ежегодно заболевают около 700 женщин. На каждый год происходит увеличение – прирост на три-четыре процента. Но мне, как специалисту, известно, что в действительности, скорее всего, заболеваемость еще выше. Мы же не в Бельгии живем, чтобы показывать реальную картину. Если брать пожилое население: 70 лет и старше – а там как раз наибольшее количество патологии — то всегда есть шанс прикрыть истинную заболеваемость. Такому человеку после смерти можно написать сердечно-сосудистую недостаточность или пневмонию, хотя там рак легкого. Или остеопороз, хотя там метастатическое поражение. Никто у этой бабушки грудь смотреть не будет, потому что там окажется злокачественная опухоль. Нам же постоянно нужно что-то представить лучше, чем есть.

                 Сейчас и программы по онкологии нет. Раньше в бюджете на нее был заложен один миллион сто тысяч гривен, пусть немного, но мы гарантированно получали эти деньги. А теперь вообще ничего нет. Выделили 500 тысяч на онкологию по программе «Здоровье крымчан». Это не деньги. Да и они наверняка будут выделяться нерегулярно. Нам ставят в упрек приобретение линейного ускорителя (в медицине линейные ускорители используются как основной элемент радиотерапии и радиохирургии (источник рентгеновского излучения).  — «АН – Крым»): как-никак 35 миллионов, что вы еще хотите? А нам еще нужен позитронно-эмиссионный томограф (устройство, позволяющее быстро, в амбулаторных условиях, неинвазивным (то есть бескровным) способом абсолютно точно установить наличие у обследуемого пациента каких-либо отклонений от нормы в области онкологии, эндокринологии, неврологии и многих других. – «АН – Крым»). В России их уже восемь. Этот томограф  определяет необходимость применения химиотерапии, фиксируя наличие опухолевых клеток. Это огромные средства, на сегодняшний день даже мечтать об этом не приходится.

 АН:Можно ли избежать химиотерапии в лечении рака молочной железы?

 Вообще лечение онкологии — только хирургическое. Нужно максимально приблизиться к этому исцеляющему методу. Но часто для улучшения качества оперативного вмешательства нужно использовать лучевую терапию: когда процесс вышел за пределы органа, и начали циркулировать опухолевые клетки, которые могут давать метастазы. Но химиотерапию нужно применять только целевым методом. А препараты отечественные – низкого качества, при этом очень дорогостоящие. Нужно не доводить себя до химиотерапии, используя своевременное хирургическое вмешательство.

 АН:Значит можно утверждать, что хирургия —  это однозначно спасительный момент? Что иногда ради жизни нужно даже пойти на удаление груди, «лечь под нож»?

 Конечно, таких случаев очень много. И вначале можно обойтись минимальной операцией. За рубежом этот вопрос решается очень четко: удаление молочной железы, но так, чтобы можно было потом протезировать и вводить импланты. У нас есть крымчанка, которой мы сделали секторальную, частичную, резекцию, и она уже родила ребенка, кормила его грудью. Теперь и не хочет ничего протезировать. Есть же грудь, пусть дефективная. Иногда и пальца нет, и глаза. Но это не говорит о том, что человек неполноценный.

 АН:Каковы шансы на выздоровление на разных стадиях?

 На начальных – очень высокие. Это доказано и у нас, и в мире. Если в молочной железе удалить образование размером до одного сантиметра — его можно даже на ощупь установить, тогда мы можем гарантировать 90-95 процентов выздоровления.

 АН:Насколько реально вылечиться в Крыму? Или стоит при высоких финансовых возможностях уезжать в Киев или за пределы страны?

 Нет, уезжать не нужно. Я уже много лет пытаюсь разделить медицинскую помощь и здравоохранение. Они должны идти параллельно. Так вот, медицинская помощь у нас достаточно высокого уровня. Даже в Красноперекопске.  У нас хорошие хирурги, терапевты, офтальмологи, которые могут вовремя обнаружить заболевание и излечить его. Сегодня должны быть медицинские стандартизованные осмотры, как за рубежом, когда ты обязан их проходить. Тогда можно выявить проблему на ранней стадии и избавиться от нее здесь же, в Крыму.

 АН:Крымские врачи имеют возможность получать опыт иностранных коллег?

 Если хватает денег, то да. Едем самостоятельно — средства из бюджета получить невозможно. Так и я. В прошлом году мы с другими медиками были в Париже, на первой всемирной конференции, посвященной проблемам центров, которые занимаются раком молочной железы. Чтобы туда поехать, нужно иметь хотя бы полторы тысячи евро. А у меня вся заработная плата: полторы тысячи евро в год, пришлось откладывать. Мы стараемся пользоваться интернетом. Завязали связи в Париже – и теперь напрямую получаем оттуда информацию, потому что каждый год ездить туда не сможем.

 АН:Сколько сегодня стоит маммографическое обследование?

 В Крыму — 70 гривен, независимо от количества снимков.

 АН:Это не опасно для пациентов? А для врачей, которые работают с этим аппаратом?

 Для пациентов – нет. А врачи получают некоторую дозу облучения, но есть защита от этого. Они и на пенсию уходят раньше. Но судя потому, сколько они у нас работают, и нельзя их домой отправить пораньше, не настолько это вредно. Никто еще из рентген-диагностов не умер раньше срока.

 АН:Сколько в Крыму маммографов? 

 Два маммографа куплены по государственной программе «Онкология». Когда косметическая компания Avon в 2004-м году поддержала нас, врачи и СМИ стали говорить: а что власть, она что, ничего не может? И тогда купили два за счет бюджета. Еще три приобрели за благотворительные средства, один из которых в Керчи. В Джанкое убедили администрацию купить еще один. Я говорил по местному телевидению: «Где глава администрации? Пусть придет, я с ним подискутирую». Вот он, чтобы я больше не выступал так, купил. Так же в Ялте и в Феодосии мы вместе с журналистами и общественностью добились покупки еще двух маммографов. Власти не нравится, что ее клюют, и она вынуждена иногда идти навстречу. Таким образом у нас сейчас семь стационарных и один передвижной маммограф.

 АН:Такого количества аппаратов хватает на то, чтобы охватить всех крымчанок?

 Нет. Минимум 20 нужно, чтобы обследовать всех в течение года. Тогда можно предотвратить, дооздоровить и не допустить заболевание.

 АН:Как привлечь женщин на обследование?

 Первое – нужно вводить страхование. В страховом договоре прописано, что человек должен делать. Один из пунктов  для женщин – маммографическое обследование. Второе – это семейная медицина. Семейный врач – это координатор здоровья на участке. Он может не уметь лечить, зато он знает, куда позвонить, кому какие выдать рекомендации. Это структура, которая должна быть независима от здравоохранения, только от семей. А третье – это то, что мы делаем в «Антинео»: информационное освещение проблемы. Сегодня у нас в Крыму 500 тысяч семей. Четыре раза в году им надо донести информационные материалы о том, что промедление смерти подобно.

 АН:Что провоцирует рак молочной железы?

 Иммунодепрессия — неблагоприятные воздействия на иммунитет. Грудь — гормонозависимый орган. На нее влияют все негативные изменения в любых железах внутренней секреции, чаще всего – в яичниках. В предклимактерическом и климактерическом периоде наблюдается наиболее высокий пик заболеваемости. Матерям нужно дольше кормить ребенка грудью. А стоит ли больше рожать? Это индивидуально. Есть те, у кого девять детей, но они все равно заболевают. Это особенно видно по крымскотатарским семьям, у которых детей все-таки больше, но при этом они остаются подвержены заболеваниям.

 АН:Рак молочной железы можно назвать болезнью века?

 Нет, нельзя. Скорее, болезнью женщин. Просто все заболевания, сопровождающиеся злокачественными образованиями, являются бичом теперешнего и предшествующего века. Потому что мы живем в период урбанизации и стрессов. Есть стресс – значит, есть выброс катехоламина. И все  — сбой иммунитета. В зависимости от его стойкости, онкогены, которые циркулируют у нас всех, могут или развиваться, или погибать, или быть управляемыми

 http://an.crimea.ua/news/interview/aleksandr-filenko-v-krimu-skrivaut-realnie-cifri-po-raku-grudi/