В Украине создан рай для оборотней в погонах

0
176
0
0

Наша правоохранительная система прогнила настолько, что впору говорить о ее суициде. Но беда в том, что в этой системе работает существенный процент населения. Получается, либо в ту же милицию идут сплошь потенциальные преступники, либо такими их делает служба.

Возможен и еще один вариант — вся страна так живет. Будь то милиция или, к примеру, завод по производству черенков для лопат. Практически каждый, имеющий малейший шанс, пытается запустить руку если не в государственный бюджет, то в местный. Урвать и не заплатить. Въехать в рай на чужом горбу. В этой кутерьме свой покрывает своего в расчете, что в случае необходимости его самого тоже прикроют.

Это стало почти идеологией. А всякая идеология имеет тенденцию доходить до абсурда. Во Врадиевке произошло именно это. Собственно, даже не во Врадиевке, а в системе государственной власти. Врадиевский райотдел почти полным составом пошел на преступление, чтобы прикрыть своего. То же самое сделал каждый следующий начальник предыдущего начальника, до которого доходила информация. Вплоть до главы МВД. Теперь полетят чьи-то головы, об этом еще какое-то время будет писать пресса. Но система продолжит работать в том же духе. Потому что никто — от участкового милиционера до премьер-министра — не признает ее существования.

Хотя нет, Александр Ефремов, не последний человек в парламенте, признает. Удивляясь реакции жителей Врадиевки, он разводил руками: мол, а что особенного произошло? Такое сплошь и рядом. И ведь он прав.

Сотрудники милиции то здесь, то там насилуют и убивают людей, занимаются вымогательством и крышуют черный рынок всего на свете. А кто не делает этого сам — знает и молчит. Тех, кто думает, что беспредел и покрывательство преступников процветают только в провинции, разочаруем. В столице уже три года Фемида не может справиться с бывшим милиционером и его приятелем, убившими молодого человека, потому что он не так на них посмотрел. Киево-Святошинский суд заново рассматривает дело, хотя в прошлом году уже вынес обвинительный приговор.

Тогда экс-правоохранитель получил пожизненный срок, второй обвиняемый – 15 лет тюрьмы. Этот вердикт, уникальный не только для Украины, но и для всего СНГ, на какое-то время позволил поверить, что справедливость возможна. Но Апелляционный суд поставил все на свои места, отменив приговор. Принципиальную судью фактически обвинили в однобокости и непрофессионализме, а милиционер-садист предстал едва ли не жертвой убитого парня.

Убийство за взгляд

События той злополучной ночи на суде были восстановлены поминутно. Братья Игорь и Сергей Когуты с другом Николаем, посмотрев футбол, решили продолжить вечер на дискотеке. Танцевали до утра, около 5 часов засобирались домой. Но дорогу младшему Когуту преградил невысокий коренастый мужчина. Представился сотрудником милиции Золкиным, сказал, что у какой-то девушки пропали часы, и она подозревает в краже одного из их компании. Ни о каких часах друзья ничего не знали, о чем и сказали правоохранителю, но того ответ не устроил. По словам свидетелей, он даже потребовал отдать за хронометр мобильный телефон.

Началась перебранка, почти переросшая в потасовку. Но связываться с неадекватным представителем власти друзья не хотели и просто разбежались. А Золкин взял такси и бросился в погоню за Сергеем. Наблюдавший сцену приятель милиционера пустился следом. По дороге он прихватил увесистую доску, «на всякий случай». В итоге она сыграет ключевую роль.

Сергея догнали на Окружной, рядом с автозаправкой. Свидетели видели, как двое мужчин избивали третьего, лежащего на земле, ногами и кулаками. Сначала он кричал, потом затих, но его все равно не оставили в покое. Последние несколько ударов доской по голове стали фатальными.

Милиция долго не ехала, медики прибыли раньше, но смогли только констатировать смерть. Когда правоохранители, наконец, прибыли, Золкин находился на месте. Он заявил, что пытался задержать преступника, но, похоже, не рассчитал силы. Когда выяснилось, что у зверского избиения есть свидетели, и они не намерены так просто менять показания, начальство Золкина поступило значительно мудрее врадиевских коллег – милиционера уволили задним числом.

Как это обычно бывает, журналистам заявили, что уволился он до происшествия и никакого отношения к органам не имеет. Жесткий приговор шокировал обвиняемых, они до последнего не признавали свою вину. А вот родственники пострадавшего надеялись, что Апелляционный суд поддержит позицию суда первой инстанции. Каково же было их удивление, когда за полчаса судьи перевернули все с ног на голову.

Приговор отменили, дело вернули на новое досудебное следствие. У Золкина заподозрили состояние аффекта, возникшее от того, что пострадавший «не так на него посмотрел»… Каким же морально неустойчивым должен быть милиционер, чтобы от одного «не такого» взгляда бить человека доской по голове? И сколько таких нервных особей продолжают нести службу в рядах правоохранительных органов?

По некоторым данным, сразу после приговора родня осужденных бросилась продавать недвижимость. Как поведет себя новый состав суда, пока не понятно. Но отдельные свидетели уже меняют показания в пользу Золкина. А эксперт, который должен был выяснить, пребывал ли подозреваемый в состоянии аффекта, на одном из последних заседаний заявил: он не может сказать, на основании каких данных пришел к такому выводу, но допускает, что состояние аффекта могло возникнуть.

Концы в воду

Рекордсменом по числу разоблаченных оборотней в погонах является вовсе не Николаевская, а Харьковская область. Потому ли, что там правоохранители чаще совершают преступления, или потому, что там менее развито кумовство, не понятно. Дзержинский районный суд Харькова вынес приговор трем милиционерам и работнику прокуратуры за попытку скрыть факт убийства, чтобы его не расследовать. Тело мужчины в жутком состоянии было обнаружено еще 10 лет назад. Но уж очень не хотелось милиционерам портить статистику. Поэтому они просто отрезали трупу голову и выбросили ее в болото. На голове был след от удара тупым твердым предметом, а писать, что причина смерти установлена, означало ввязываться в безнадежное расследование.

Отсутствие головы объяснили тем, что ее отгрызли дикие животные, тем и удовлетворились, тело похоронили. Но в 2009 году был задержан человек, который сам признался в этом убийстве. Преступление начали расследовать, провели эксгумацию тела и ряд медицинских экспертиз. В отношении обнаруживших труп милиционеров и прокурорского работника возбудили уголовные дела по подозрению в фальсификации материалов следствия.

Зимой 2012-го Дзержинский районный суд признал подозреваемых виновными. Бывший начальник отдела уголовного розыска Волчанского райотдела милиции был приговорен к 7 годам лишения свободы, его заместитель и оперативник получили по 6 лет, а бывший следователь районной прокуратуры — 8 лет тюрьмы. Трое подсудимых признали свою вину. Только замначальника уголовного розыска твердил, что ему ничего не было известно о действиях его коллег.

Раскольников нашего времени

Дела в отношении милиционеров, окончившиеся приговором, — капля в море безнаказанности. Из 114 474 жалоб на действия милиции, поступивших в органы прокуратуры в 2012 году, расследование велось лишь по 1750, из них только 320 (или 0,2%) закончились возбуждением уголовных дел.

Да, жалобы часто пишут городские сумасшедшие. Да, зачастую люди не правильно понимают функции надзорного ведомства и шлют туда письма, которые надо бы превратить в иск в суд. Но ведь не 99,8%!

Даже если сведения о преступлении попали в реестр, еще не факт, что дело дойдет до приговора. Например, в Харькове в прошлом году судили прапорщика Волчанского райотдела милиции Сергея Петраша. Его обвиняли в убийстве трех пожилых женщин. Больше года суд не мог определиться с вердиктом. В феврале должны были зачитать приговор, но все затихло. Ни прокуратура, ни бывшие коллеги не знают, какова судьба Петраша. Или говорят, что не знают.

Сергея Петраша задержали осенью 2011-го. Не на убийстве, а на банальном вымогательстве. Как помощник дежурного по райотделу, он имел доступ к оперативной информации. Милиционер воровал автомобильные номера и водительские документы в Волчанске, а затем, рассылая письма, требовал выкуп. Поймали его именно те, от кого он пытался получить деньги. Принеся выкуп в указанное место в лесу, мужики в кустах заметили милиционера и стали его избивать. Все могло бы закончиться плохо для самих жертв вымогателя, но они вовремя остановились и вызвали милицию. Кто-то из коллег не поленился копнуть глубже, и наружу полезли жуткие факты.

Первой жертвой милиционера-убийцы стала мать его коллеги. Он узнал, что у пенсионерки припрятаны на черный день 2000 долларов. Ночью открыл окно, залез в дом и нашел деньги. Но хозяйка, 68-летняя Галина Черванева, проснулась. Милиционер без колебаний задушил женщину и бесшумно скрылся. Муж погибшей только утром узнал, что произошло.

Второй жертвой стала дальняя родственница Черваневой — 83-летняя жительница Волчанска Анна Варавута. Одинокая женщина жила с убийцей на одной улице. К ней он пришел в один из июньских вечеров 2009 года и задушил. Взял не много — не более тысячи гривен, отложенных пожилой женщиной на собственные похороны.

Последнюю, третью жертву, милиционер нашел на соседней улице. 86-летнюю, также одинокую, Надежду Орлову он убил за пару недель до своего задержания. Поживиться удалось тысячей гривен и золотыми коронками старушки.

Задержанного сразу уволили из органов. В областной милиции сообщили, что на убийства его толкнула зависимость от азартных игр. Нелегальный зал игровых автоматов находился через дорогу от райотдела милиции, и не один Петраш заходил туда играть. Абсурдность такого соседства никого не заинтересовала.

Психологи не устают повторять, что первый шаг к решению проблемы — ее признание. Пока руководство страны закрывает глаза на систему и преподносит истории типа врадиевской как вопиющие, но единичные случаи, ничего не изменится. В конце концов, николаевские насильники выросли не на Луне. Их создали мы сами.

Елена Розвадовская

http://www.news24ua.com/v-ukraine-sozdan-ray-dlya-oborotney-v-pogonah