Иван ГОРБУЛИЧ: «Северо-Крымский канал – главное дело моей жизни»

0
209
0
0

Строительство Северо-Крымского канала имени комсомола Украины, безусловно, перевернуло жизнь крымчан, превратив полупустынные территории степного Крыма в цветущий край садов и виноградников. 17 октября мы, крымчане, будем праздновать полувековой юбилей этого судьбоносного события. «Коммунист Крыма» начинает серию публикаций о людях, участвовавших в этой стройке века. Первый герой, с которым мы хотим познакомить наших читателей, — коммунист, участник Великой Отечественной войны Иван Сергеевич Горбулич.

ПЕРВЫЙ ПРЫЖОК

Иван Сергеевич – уроженец села Суходол (ныне – Пионерское) Новосветловского района Луганской области. Ныне – житель Красноперекопска. В сентябре этого года он отметит свое девяностолетие. Строительство Северо-Крымского канала Иван Сергеевич называет главным делом своей жизни. Впрочем, и до этой стройки века его жизнь была насыщена другими не менее значимыми событиями.

— После окончания школы я поступил в Харьковский техникум и параллельно работал на тракторном заводе, – делится воспоминаниями ветеран. – Проработал я почти год, и вдруг нам сообщают, что началась война. Никто из нас тогда даже не представлял себе, что это такое. Мы были уверены в одном, что Красная Армия достаточно сильна, чтобы разгромить врага. Но с каждым днем немецко-фашистские захватчики молниеносно продвигались вперед по всем направлениям, разбивая советские войска. И уже осенью 1941 года враг подошел к Харькову. Обороняться было бесполезно, силы оказались неравны. Началась эвакуация населения. Комсомольцы, в том числе и я, днем и ночью работали на заводе – снимали оборудование, грузили его в вагоны и отправляли в тыл. Вскоре меня призвали в армию. Я попал в десантную часть. Как и многие мои сослуживцы, специальными навыками я не владел, поэтому обучение проходили на месте, в лесах у города Тейково Ивановской области. Сначала нас учили прыгать с парашютом с воздушного шара. Три курсанта с инструктором поднимались на высоту 600 метров. Чтобы хоть как-то нас успокоить, нам говорили: «Не смотрите вниз, смотрите вдаль, представьте, что вы находитесь на земле». Потом инструктор давал команду: «Курсант, приготовиться к прыжку!». И вот ты смотришь вдаль, инструктор тебя толкает, и ты прыгаешь, закрыв глаза. Потом автоматически дергаешь за кольцо, хлоп, и парашют раскрылся. Пока летишь, эмоции тебя переполняют – ты и плачешь, и смеешься, и родителей вспоминаешь. И только почувствовав под ногами землю, сердце перестает колотиться. Затем были прыжки с высоты 800 метров, а позже мы уже прыгали с самолета.

ИЗ ДЕСАНТНИКОВ – В АРТИЛЛЕРИСТЫ

Свое первое боевое крещение Иван Сергеевич получил в боях под Москвой.

— Стоял декабрь 1941 года, – продолжает Горбулич. – Враг подступал к Москве, поэтому нас направили в качестве подкрепления в стрелковую часть. Я попал во 2-ю роту особого батальона 359-го стрелкового полка 50-й Краснознаменной стрелковой дивизии. В тот год зима выдалась снежная, поэтому передвигаться солдатам по сугробам было очень тяжело. Тогда командование распорядилось, чтобы нам выдали лыжи. Из 600 человек сформировали особый лыжный батальон, первоочередная задача которого заключалась в дезорганизации тыла противника. Там, под Москвой, я получил первое ранение – осколок угодил в ногу.

С 1943 года Иван Сергеевич продолжил свой боевой путь в частях 3-го Украинского фронта.

— Осенью мы освобождали Донбасскую область, – поясняет ветеран. – Здесь меня тяжело ранило во второй раз. К счастью, мы находились недалеко от железнодорожной станции города Сталино (ныне – Донецк), где стоял санитарный поезд. Меня погрузили в вагон и отправили в Красноярский край, а оттуда – в город Абакан. Практически целый месяц мы провели в пути. За это время многие бойцы успели вылечиться. После госпиталя меня направили на фронт. Я попал в город Омск в 104-й запасной полк, где из меня сделали артиллериста. Сначала я был наводчиком, а потом мне присвоили звание сержанта и назначили командиром орудия.

Иван Сергеевич Горбулич закончил войну под Венгрией в районе озера Балатон в звании старшего сержанта. За проявленный героизм был награжден орденом Красной Звезды, орденом Красного Знамени, медалью «За боевые заслуги» и другими наградами.

ВСЕМ МИРОМ

После войны Иван Сергеевич по совету сослуживцев уехал в Новороссийск, где несколько лет проработал на строительстве завода «Пролетарий». Позже, в 50-х годах, он переехал в Херсон. Будучи уже членом Коммунистической партии Советского Союза, Иван Горбулич на одном из партийных собраний узнал о том, что в Крыму собираются строить Северо-Крымский канал.

— На тот момент передо мною было два пути – либо ехать на Украину на обвалование (укрепление) берегов Днепра, либо в Крым на строительство канала, – рассказывает Иван Сергеевич. – Выбор пал на Крым. Мне сказали, что там орехи под каждым кустом. И я в эту сказку поверил. Вместе с семьей приехал в Красноперекопск. Но какие там орехи… В то время степной регион полуострова имел довольно неприглядную картину – выжженные солнцем степи, пыльные и разбитые дороги, в населенных пунктах стояли убогие домишки. Из-за сильной засухи местные жители получали продукты по карточкам, а на каждую семью выдавали по два ведра воды в день. Безусловно, днепровская вода должна была обеспечить социально-экономическое благосостояние степных регионов Крыма.

Ивана Сергеевича оформили на работу, выделили жилье. После того, как в 1961 году вышло Постановление ЦК Коммунистической партии Украины и Совета министров УССР о начале строительства канала, в марте того же года специальное саперное подразделение начало очистку территории от взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной войны. Следом за саперами шли археологи, которые исследовали попадавшиеся в земле древние артефакты. После этого начинала работу землеройная техника. Затем за дело брались строители.

— Меня назначили бригадиром тракторной бригады, и мы начали рыть канал с Херсонской области, – продолжает Иван Сергеевич. – Земля была как стекло, настолько сухая, что приходилось применять специальные земляные «рыхлители», только после этого уже можно было задействовать экскаваторы и другую землеройную технику.

Не успел Иван Сергеевич Горбулич обжиться на новом месте, как его вместе с бригадой направили в Донбасс – помочь в строительстве питьевого канала. По его словам, платили там хорошо: проложили километр канала – помимо зарплаты получите премию, построили какое-то сооружение – еще одна премия. Кстати, за высокие производственные показатели в строительстве Иван Сергеевич был удостоен ордена «Знак Почета». Проработав на Донбассе год, он вернулся в Крым.

— Поначалу темпы строительства Северо-Крымского канала были низкие, – вспоминает Иван Сергеевич, – но благодаря тому, что со всего Советского Союза стали съезжаться специалисты, постепенно дело пошло веселее. Работали в две смены. Платили достаточно, я, например, как бригадир тракторной бригады, получал в месяц около 400 советских рублей – немалые деньги по тем временам. Помимо этого активно занимался партийной деятельностью. Вскоре меня избрали секретарем первичной партийной организации ПМК-5. Но однажды мне жена сказала, что с таким графиком работы я долго не протяну. Днем – стройка, вечером – партийная работа, я сам понимал, что нужно что-то менять. У меня даже аппетит стал пропадать. И я для начала бросил курить (раньше две пачки в день мог выкурить). Начальство, пойдя навстречу, перевело меня на работу в механизированную ремонтную мастерскую. Вскоре моя жизнь вошла в нормальное русло.

ОРЕХИ НА КАЖДОМ ШАГУ    

17 октября 1963 года состоялось торжественное событие – пуск днепровской воды. После мощного взрыва земляной дамбы вода устремилась в построенную и принятую госкомиссией крымскую часть канала. Пуск воды ознаменовался и прибытием высокого начальства – Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР Никиты Сергеевича Хрущева.

— Так как я был членом обкома партии, делегатом XXII съезда КПСС, – продолжает Иван Сергеевич, – мое начальство поручило мне совместно с двумя Героями Социалистического труда (Михаилом Македонским и Марией Верезий) вручить хлеб-соль Хрущеву. – Мы заранее подготовились, все отрепетировали. И вот в день приезда главы государства, взяв свежеиспеченный каравай, рушник, мы сели в «Волгу», которую нам специально выделили, и поехали на Турецкий вал. Прибыли на место, стоим, ждем. Вскоре подъехала машина Хрущева. Вышел Никита Сергеевич, а мы – к нему навстречу. Подходим, и Мария Верезий начинает свою речь: «Дорогий Микита Сергійович! Від щирого серця вітаємо Вас на кримській землі…». И вдруг она остановилась – забыла слова. А Хрущев улыбнулся и сказал: «Не волнуйтесь, успокойтесь и начните сначала». После нашего приветствия он отломил кусочек каравая, макнул его в соль и съел. Затем пошел к трибуне. Выступив, под бурные аплодисменты он перерезал красную ленточку. По завершении торжественного собрания Хрущев немного побыл за праздничным столом и уехал.

По словам Ивана Сергеевича, Северо-Крымский канал буквально преобразил Северный Крым. «После того, как днепровская вода пришла на полуостров, – добавляет он, – местные жители не могли нарадоваться, постепенно в засушливой степи заколосились поля, зазеленели сады и виноградники. Вот тогда-то под каждым кустом и появились орехи».

 

Алена ГУЛЯЙЧЕНКО