Дмитрий Фирташ: Страна должна быть единой, но устройство — федеративным (видео)

3
218
0
0

Председатель совета директоров и владелец холдинга Group DF Дмитрий Фирташ выступает за федерализацию при сохранении единства Украины. Об этом он сказал в интервью «Подробностям недели» в Вене.

— Дмитрий Васильевич, основным поводом для разговора стала информация о том, что два принадлежащих вам завода приостановили производство из-за угрозы безопасности сотрудников и всех жителей региона. Это горловский «Стирол» и северодонецкий «Азот». Понятно, что причины не экономические, а вопрос безопасности. Я знаю, что лично вы приняли решение. А о каких именно угрозах безопасности идет речь? Надолго ли приостановлено производство?

— У нас было две ситуации. Первая ситуация в Горловке, когда наша служба безопасности задержала людей, которые фотографировали завод, которые фотографировали производство аммиака, хранение аммиака, мы их передали правоохранительным органам. Их через два часа отпустили почему-то.

Потом на одном из предприятий Восточной Украины украли полторы тонны взрывчатки. Понимаете масштаб бедствия, что может быть из-за этого? И третье — возле Северодонецка, недалеко от завода упал сбитый вертолет. Поэтому я принял решение. Это не экономическое решение, это сугубо из-за безопасности. Потому что мы понимаем, что может быть, если не дай Бог, взорвется завод или что-то произойдет. Вы понимаете какая это будет катастрофа? Лично я принимал эти решения. Конечно если со стороны бизнеса, то сегодня очень невыгодно было останавливать завод.

Цены на пике!

— Да, на пике. Мы работали, когда была низкая цена. А сегодня, когда высокая цена, мы останавливаем. Но при этом зарплаты мы будем платить, мы всегда это делаем вне зависимости от того, что бы не происходило. Мы никого не собираемся увольнять. Никакие короткие дни и недели не будем вводить. Если говорить со стороны бизнеса, нам это абсолютно не выгодно. Если говорить со стороны страны, то я считаю, что это абсолютно правильное решение.

— Хотел спросить, насколько нынешнее положение в Австрии позволяет вам участвовать в общественной жизни в Украине. У вас спрашивал об этом журналист «Нью-Йорк Таймс», и вы сказали фразу: «Да, я могу влиять на политику, я не политик, но у меня есть определенное влияние». Какое это влияние, как вы связаны сейчас с Украиной, насколько вы интересуетесь тем, что происходит?

— Смотрите, когда у вас работает порядка 110 тысяч человек, и вы понимаете, что такое любое градообразующее предприятие. Как правило, город зависит от этого предприятия. Я ответственен за тех людей, которым дают работу, за тех людей, которые там живут. И конечно, это мое влияние таким образом. Я отвечаю за то, чтобы они получали зарплату, чтобы они могли работать, чтобы я мог зарабатывать деньги, чтобы все работало. Я сижу и спокойно разговариваю с вами, разговариваю с другими. У меня есть телефоны, ко мне приезжают подчиненные, ко мне приезжают люди, ко мне приезжают друзья, я общаюсь, я полностью живу Украиной. Для меня это не просто слова, для меня это основная моя инвестиция. И я должен думать, что в Украине будет происходить.

— «Нью-Йорк Таймс» пишет в редакционной статье, что свидетельские показания против вас, свидетельские показания, которые легли в основу этого дела, были даны под давлением. Приводятся определенные эпизоды, определенная информация связанные с этим. Вы могли бы это прокомментировать?

— Сейчас я полностью понимаю, что это фабрикация уголовного дела и оно полностью политическое. Я считаю, что это кто-то специально делает. Я понес достаточно большие убытки.

— По крайней мере то, что «Нью-Йорк Таймс» сейчас дал своим читателям, это один из кирпичиков, которые свидетельствуют о том, что разваливаются обвинения? Как вы это воспринимаете?

— Я точно знаю, что я выиграю это дело. Здесь у меня сомнений нет, что будет победа. Мы это дело выиграем, я даже не сомневаюсь, потому что оно сфабриковано от начала до конца. И кто-то за это заплатит. Кто-то за это рассчитается. Это не будет просто так.

— Хорошо, давайте сменим тему. Вы собираетесь идти на выборы. Вы верите в то, что они состояться?

— Первое, я верю, конечно, я не могу быть убежденным, что они состояться, хотя я верю, что они состоятся, и я очень хочу, чтобы эти выборы состоялись. Почему? Первое, что нам дают эти выборы? Они нам дают полное право легитимизации власти. Сегодня у нас есть проблемы. Сегодня идут спекуляции — легитимная власть, нелегитимная власть. И пока мы не решим эти проблемы, у нас будут вопросы. Поэтому я считаю, что надо провести выборы и получить легитимизацию власти. Это первое и основное, без которого быть ничего не может.

Я считаю, Украина должна быть сильной, второе — нейтральной, и третье — независимой. Политики сегодня так построили страну, они так долго спекулировали на электорате двумя вещами — Запад или Восток…

— Русский или украинский?

— Или русский, или украинский язык. Извините, кроме украинского и русского есть еще очень много языков. Это как минимум потому, что у нас много национальностей. Но суть даже не в этом. И вот на этом они играли 22 года. И доигрались до того, что мы сейчас получили то, что мы сейчас имеем. Я считаю, что у нас должна быть нейтральная позиция. В Украине 45 миллионов населения. Это не просто точка, это страна. И мы должны сами сказать, что мы знаем чего мы хотим.

Политики о чем говорят? Они говорят о двух вещах: мы идем в Европу, нам помогут, мы идем в Россию, нам помогут. Да хватит, нам никто не поможет. Нам уже пора самим закатывать рукава, брать лопату и копать. Потому что мы все время ждем, что за нас кто-то придет и что-то сделает. Мы должны все делать сами, больше никто. У нас должна быть своя сильная армия, которая нас может защитить. И тогда мы будем сильными, и с нами будут считаться.

Вы скажете — нейтральная Украина, а какой у вас козырь? Недавно у меня был спор, когда я сказал, что мы, как Швейцария, должны быть нейтральными. Ну, хорошо, Швейцария имеет банковскую систему, и на этом они живут. Минуточку, давайте по-другому. Что такое Украина? Давайте посмотрим сегодня ее территориальные возможности. Что такое территория, где мы находимся? Это наша сильная сторона. Мы имеем огромную инфраструктуру. У нас есть железная дорога, порты, мы все имеем. Мы имеем природные ресурсы, мы имеем землю, сельское хозяйство. Украинцы очень высокообразованные люди и очень трудолюбивые.

В последние годы я как глава Федерации работодателей Украины объехал все области Украины, за исключением трех. Я работал с бизнесом, я встречался с заводами, предприятиями, встречался с институтами, я разговаривал с людьми. Я их слушал, и что получалось. Область ничего не решает, губернатор ничего не решает, мэр вообще ничего не может решить. Хотя его люди избирают, но по той конструкции, которая построена.

— Бюджет распределяют сверху…

— Централизация власти такая большая, что все деньги в центре. Все деньги зарабатываются и уходят в центр. Кто-то один распределяет или какая-то команда. Извините меня, это не работает. Это не возможно сегодня. Поэтому, если вы помните мои заявления 2012-го, 2013-го года, должна быть децентрализация финансовая, децентрализация власти. Дать больше полномочий регионам. Я считаю, что мы должны построить федерализацию. Знаете, почему мне легко говорить? Потому, что я не политик, я не боюсь за рейтинг. А они бояться сказать из-за рейтинга.

И доигрались рейтингом до того, что мы не понимаем, что у нас происходит. А я считаю, что надо говорить правду. Федерализация это не плохое слово. Это дает ответы на всё вопросы, которые необходимо решить сегодня. Дать больше полномочий областям, должно быть больше возможностей. Должна быть центральная власть, которая решает внешние вопросы, но она не должна решать вопрос региона. Но я полностью за целостность страны.

То есть когда я говорю о федерализации, я не говорю об отсоединении регионов от Украины. Должна быть целая страна, но должны быть большие полномочия у областей, у регионов. Должен избираться губернатор, должен избираться мэр, тогда есть своё правительство в области. Тогда люди понимают с кого спросить. Они лучше знают, как свои деньги распределить, что им построить, что им сделать. Тогда можно даже конкурс сделать по стране, по регионам. Мы же, украинцы, очень гордая нация, реально мы такие. Мы будем пытаться доказывать, что мы лучшие, будет реальная конкуренция.

Когда я занимаюсь бизнесом, я думаю, где я вижу свою компанию, и в каком году. Я понимаю, как я хочу ее построить, я хочу понять, как это буду делать.

— Ну стратегия есть?

— Мы должны понять ключевую вещь. Мы, как украинцы, должны себе дать ответ один: какую идеологию мы избираем, как мы видим эту страну, в какой форме? Америка — федеральное устройство, Германия — федеральное устройство, Австрия — федеральное устройство. Если вы посмотрите на Австрию, на бюджет этой страны — 50% денег в регионах, 50% —  в центре. А у Германии 70% денег — в регионах, в областях, а 30% — в центре. У нас все наоборот: 85% в центре, и 15% —  в регионах.

Страна должна быть единой, но устройство должно быть федеративным. Потому что мы видим в мире примеры, как минимум трех стран с не самой слабой экономикой: Америка, Германия, Австрия.

Это моя точка зрения, я убежден, что рано или поздно мы к этому придем. Не надо придумывать велосипед, он придуман. Есть конфедерация, есть федеративное и есть централизация, назовем это так.

— То, что мы называли унитарное государство?

— Ну я и имею это ввиду. Украина унитарна уже долго, и сегодня через 22 года мы поняли, что у нас эта модель не работает. Украина как разодранное одеяло, его надо веё собрать, сшить. Но чтобы сшить, надо каждому дать ответ. Здесь сила не поможет. Здесь с людьми надо разговаривать и дать им то, что их не устраивает. Их надо услышать. В чем я хорош — я умею слушать. Я не политик, меньше говорю и больше слушаю.

И когда ты ездишь по регионам, ты слышишь, о чем люди говорят, ты начинаешь понимать, в чем их проблемы. Учитывая, что ты в реальном секторе находишься бизнеса, ты должен понимать, потому что это очень важно для тебя, и ты начинаешь разбираться. Поэтому я и говорю, единственный ответ — это федеративное устройство нашей страны. И второе — надо снять языковой барьер. Не надо ставить ситуацию языка. Опять кто-то будет говорить, кто-то не будет.

Я говорю: Швейцария имеет 4 языка, из них 3 — государственных. И при этом — мощное государство, хорошее государство. Так или нет?

— А как думаете, как скоро это будет сделано. Даже если ваш план будет услышан, если возьмутся его реализовывать, очень много идеологических штампов, противоречий вокруг всех этих понятий — и федерализация, и язык. Как скоро Украина могла бы от них избавиться?

— Очень быстро. Я достаточно практичный человек, поэтому считаю, что это вопрос, который достаточно назрел и надо делать сегодня, и немедленно. Вопрос — готовы ли мы как украинцы, я считаю, что готовы. Я думаю, скорее всего, политики пока не готовы, потому что как только мы начнем это обсуждать, многие политические силы и политические лидеры должны будут дать четкий ответ, за что они. А им это не выгодно. Им не удобно это.

Даже при том, что дом горит и пожар, они все равно продолжают в это играть. Вы же это видите, зачем мы молчим об этом? Это же правда. Понимаете? Поэтому мне кажется, что мы должны подтолкнуть, когда политики сами не способны. Вы спросите — я бизнесмен, не политик, это правда. Я должен заниматься бизнесом.

Но когда я вижу, что занимаясь бизнесом, я свою функцию выполняю — я наполняю бюджет, я даю людям работу, все делаю, а политики не выполняют свои обязательства, из-за них я стану банкротом, и страна станет банкротом, то их надо подталкивать и показывать — мы этим не довольны, нас это не устраивает, давайте начинать говорить, давайте отвечать на вопросы. Давайте принимать решения.
http://podrobnosti.ua/interview/2014/05/12/975531.html

3 КОММЕНТАРИИ

  1. 0

    0

    Пусть оплатит из своего бабла долги украины перед россией и внешние долги. Тогда может быть украина и станет» свободной и независимой». Сам оплачивал майдан, игрался в революцию, да наверное что то пошло не так, как он планировал. инициативу перехватили америкосы с гейропой. И уделали Фирташа на раз. А теперь что бы выйти красиво, да что бы все так как рассказывает: » федерализация, независимость и свобода» — пусть платит!

  2. 0

    0

    Димка сейчас скажет то, что угодно его покровителям из Юэсэй, иначе, как говорил герой Анатолия Папанова: «твой дом -тюрма,а ты не воруй…» Поэтому серьезно воспринимать его слова не стоит, необходимо смотреть за его делами.

Comments are closed.