Темиргалиев: Крым держался в основном на химической промышленности, в частности, это «Крымский титан» и «Крымский содовый завод».

1
178
0
0

Крым, вошедший в марте этого года в состав РФ, в настоящее время активно интегрируется в российскую экономику, налаживая производство и выстраивая новую логистику поставок продукции. О проблемах и перспективах развития промышленности, виноделия, решении вопросов энергонезависимости полуострова в интервью РИА Новости рассказал советник врио главы Крыма по экономическим вопросам Рустам Темиргалиев.

— Как себя сейчас чувствует крымская промышленность, ведь многие предприятия были ориентированы на украинский рынок и на рынок ЕС?

— Крым держался в основном на химической промышленности, в частности, это «Крымский титан» и «Крымский содовый завод». Эти заводы имеют доли на мировом рынке, являются одними из крупнейших мировых игроков в своем секторе промпроизводства. Соответственно, их рынки сбыта сильно диверсифицированы.

Эти предприятия от европейских санкций определенно понесут потери, но с учетом высокого спроса на кальценированную соду и двуокись титана легко смогут заместить европейские рынки внутренним российским рынком, рынками Индии, Китая. Я общался с руководителями заводов, они проблем особых не видят.

Другое дело, достаточно сложно перестроить систему поставок. Например, если раньше они грузили свою продукцию через порт Одесса, то сейчас вынуждены переориентироваться на порт Керчь. В частности, «Крымский содовый завод» работает сейчас по сложной системе.

Они договорились с заводом «Башкирская содовая компания » из Стерлитамака. Башкирское предприятие отдает свою часть рынка, в свою очередь крымский содовый завод отдает свою часть рынка на Украине. В итоге идет логистика поставок крымской соды через Керчь в Ростов и дальше на рынки России.

Есть проблема у «Крымского титана», связанная с тем, что власти Украины ограничивают возможность добычи необходимого сырья на украинских карьерах. И сейчас менеджмент «Титана» занимается поиском альтернативных источников.

Падение в этом году производства будет однозначное, мы тут не питаем иллюзий. Думаю, что на около трети химической отрасли может просесть. Но ключевое условие, которое мы выдвинули менеджменту компаний, это сохранение рабочих мест, нигде не будет увольнений.

И «Титан» и «Сода» сохранят состав работников и заработную плату. Более того, идет даже повышение заработных плат.

В общем, необходимо системно и структурно подходить к каждому предприятию в Крыму, в ручном режиме их отрабатывать. К счастью, в Москве в Минпромторге есть полное понимание этой политики. И с Дмитрием Рогозиным мы много обсуждали, идет поддержка.

—  Есть уже позитивные примеры кооперации крымских предприятий с российскими?

— Железнодорожный Керченский стрелочный завод сейчас работает с ОАО «РЖД». Его продукция очень востребована, здесь, думаю, не будет проблем. Судостроение находится в сложном состоянии, но вопрос тоже решается. Зеленодольский завод из Татарстана часть своих заказов сейчас будет размещать на судостроительном заводе «Залив» в Керчи. Это продукция военно-промышленного комплекса — скоростные катера.

Судостроительный завод «Море» в Феодосии, который выпускал суда на воздушной подушке, должен работать с Объединенной судостроительной корпорацией в кооперации по военным заказам. Пока в стадии работы, прямых контрактов пока еще нет. Евпаторийский авиаремонтный завод получил заказы от российской оборонки.

В целом, по промышленности будет небольшой спад и здесь ключевая задача — наладить за короткий период цепочки поставок продукции на российский рынок и обеспечить дешевыми оборотными средствами российских банков.

— Что сейчас происходит с продукций крымского виноделия? Продолжаются ли поставки на Украину и в Европу? Как скоро отрасль сможет переориентироваться на российского потребителя?

— У отрасли самой проблемы, связанной со сбытом, на данный момент серьезной нет. Есть проблема, связанная с выстраиванием логистических цепочек поставки на российский рынок, а продукция пользуется высоким спросом в России.

Значение европейских рынков заметно преувеличено. Только одно предприятие «Массандра» поставляло вина в Германию, Швейцарию, страны Бенилюкса. Но эти поставки были скорее символическими, чем какими то серьезными.

Я знаю, что это предприятие не окупало даже уровень затрат на логистику и доставку этой продукции. Скорее, это были имиджевые поставки, чем экономически обоснованные. Кроме того, европейцы очень жестко защищают свой внутренний рынок, и они не хотели бы видеть крымскую продукцию на европейском рынке.

Значительный рынок крымской продукции был на Украине. Этот рынок составлял больше половины всех продаж крымских вин, до 60-70% разных марок. И, действительно, сегодня это проблема.

Но бизнес ее решает разными способами: через торговые дома, через другие схемы поставок, то есть вино в значительной части все-таки на Украину попадает. И сейчас идет формирование сети по поставкам вина в Россию. Здесь есть ряд проблем. Дело в том, что российская акцизная марка дороже украинской, кроме того, в России достаточно серьезно развита система учета и мониторинга.

С моей точки зрения, сейчас надо поддержать производителями недорогими кредитами, в первую очередь, для того, чтобы они выжили в этих сложных переходных условиях. А дальше, думаю, у крымских вин начнется серьезный подъем. Сейчас уже создана специальная комиссия в Совмине республики по отбору проектов по компенсации процентной ставки банков. Будут участвовать крупные винные предприятия.

Есть и другие проблемы. Например, одна швейцарская компания заинтересована в инвестициях в винную отрасль. Она планирует на больших площадях около тысячи гектар сейчас осваивать новейшие технологии по виноградарству. Так вот, эта компания при анализе почв, в частности, в Коктебеле и, в частности, на южном берегу Крыма, сделала вывод, что в украинский период сельское хозяйство с точки зрения обработки почв было достаточно неэффективно — очень высокий уровень засоления, потребуется коренное изменение технологий, некоторое время, чтобы повысить качество этих почв.

Они берутся, они хотят, они верят в крымское виноделие. Например, в Симферопольском районе, в районе поселка Скворцово за аэропортом, на виноградниках они взяли образцы почв, где виноградники не возделывались 3 года, и были удивлены качеством почв.

Сказали, что виноград, который будет производиться на этих почвах, будет одним из самых востребованных. При этом в Сакском районе одна из российских компаний возводит новейший завод по производству вина.

В целом, я думаю, отрасль получит очень высокую динамику развития уже начиная со следующего года. Речь идет о рынке сбыта.

Поверьте, у России достаточно емкий внутренний рынок вина, но при этом мы ставим себе сложную задачу — выход и на мировой рынок.

Мы способны конкурировать с чилийскими, испанскими винами на рынке мировом, особенно на рынке юго-восточной Азии.

— В настоящее время остро стоит вопрос энергонезависимости Крыма. Как он решается?

— Здесь задачу нужно разделить на три подзадачи. Первая — это надо все-таки быть готовыми к чрезвычайной ситуации, когда Украина выключит грубо рубильник. Мы сегодня при среднесуточном потреблении примерно 635 МВт способны за счет внутренних источников в хороших погодных условиях производить до 240 МВт. Это, конечно же, мало, поэтому практически полная зависимость от Украины.

Мы развернули сеть дизельгенераторных установок, которые способны уже сейчас обеспечить Крым электроэнергией до 70% от потребности. Понятно, что часть объектов будет отключена, но жители полуострова заметных изменений не почувствуют. Решение этого вопроса сейчас находится в завершающей стадии. Это временно и очень дорого, но, к сожалению, мы к этому должны быть готовы.

Вторая подзадача — создание собственных генерирующих мощностей. Сейчас специалистами Минэнерго проработана генеральная схема по энергообеспечению республики. Планируется строительство двух парогазовых электростанций в Симферополе и Севастополе, площадка сейчас уточняется.

И строительство мощной электростанции в Анапе, которая также будет поддерживать Крым. Суммарная мощность будет около 2 тысяч мегаватт, это серьезно с запасом, достаточно, с учетом, что Крым будет развиваться. А газом мы обеспечены. У нас есть компания «Черноморнефтегаз», которая сама добывает газ, более того, по разведанным запасам и технологическим возможностям можем в ближайшие годы увеличить объем добычи газа в 2-2,5 раза. В Глебовском подземном хранилище в запасе сейчас около 800 миллионов кубометров газа. Крым потребляет в год 1,2 миллиарда кубометров газа, с электростанциями этот объем дойдет до 1,6 миллиарда кубометров, это вполне по силам «Черноморнефтегазу». Мы планируем, что в 2017 году будет запускаться первая очередь этих электростанций.

И третья подзадача — это оптимизация энергопотребления. У нас очень много реактивных потерь, много устарелых сетей, много затратных предприятий.

РИА Новости http://ria.ru/interview/20140707/1015036639.html#14047618785374&message=resize&relto=login&action=removeClass&value=registration#ixzz36oUDZCyw

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.