Вначале было Слово…Не существует прямого административного запрета на присутствие близких в российских реанимациях…

1
253
0
0

Красноперекопск онлайн: есть в нашем городе тема, не обсуждаемая публично, только на кухнях. Это преждевременная смерть людей  в возрасте между 50  и  60-ю  лет. Так как красноперекопцы в основном молчат, то воспользуемся соответствующей информацией  с  форумов в Интернете. Присоединяйтесь к обсуждению, надо озвучивать ситуацию. Не забывайте: вначале было СЛОВО.

 Ольга из Германии Работаю медсестрой в реанимационном отделении хирургии — уже много лет (училась уже здесь, в Германии). У нас посещать пациентов могут близкие родственники с 14 до 19 часов каждый день. Пациенты, подключенные к дыхательным аппаратам, лежат каждый в отдельном «боксе» , мониторы наблюдения находятся как внутри бокса, так и снаружи — для непрерывного контроля. Пациенты, которые дышут самостоятельно, лежат по 2 человека в «боксе» — не более. Посетители, одевают поверх одежды специальные халаты и дезинфицируют руки, перед входом в отделение. Их можно, в любой момент, если потребуется, попросить выйти и подождать в комнате для ожидающих, где они могут попить воды и почитать газеты и журналы. Они всегда могут получить от врача свежую информацию о состоянии пациента. Проблем с родственниками пациентов я еще никогда не имела, с ними просто нужно общаться и объяснять, как себя вести, успокаивать. Никто здесь в обморок не падает, хотя, тяжелобольные пациенты и, правда, выглядят не очень привлекательно — но голыми они у нас не лежат. Причесаны, побриты, помыты, на чистых белоснежных простынях, в специальных кроватях. Мед. персонал высоко квалифицированный — на одну медсестру или медбрата приходятся 2 пациента, подключенных к дыхательным аппаратам — не больше. Рабочая смена составляет 8 часов с паузой в полчаса на обед. Всегда можно попросить коллег о помощи, врач, дежурный по отделению, всегда «под рукой». Мой вывод: все дело в организации отделения реанимации. А посещение близкими родственниками для пациентов (даже, если они находятся в коме) считается очень позитивным явлением для пациентов.

Петрова Ирина Ивановна В 2011 году за два месяца умерли 3 близких ро дственника в реанимациях 67,1 и 52 больниц г.Москвы. Нас ни к кому не пустили. Прочитала комментарий Ольги из Германии и позавидовала немцам, а заодно и поняла где мы находимся в деле организации отделений реанимации. Пока воруют, так все и будет!

Виктор Николаевич Мой вывод: все дело в организации отделения реанимации. А посещение близкими родственниками для пациентов (даже, если они находятся в коме) считается очень позитивным явлением для пациентов. Очень правильный вывод. Организация в России ВЕЗДЕ никудышняя. Нет, ошибаюсь. Организовать себе высокие, даже высочайшие зарплаты, организаторы могут. Больше они не могут ничего.

Алекс 4376     «реанимация» — удобна для сокрытия преступлений медиков….забирают туда человека…..вводят в кому (чтобы права не качал)….потом неизвестно что с ним там делают ……вывозят оттуда — уже покойника….. так было с моей мамой в 64 больнице г. Москвы в 2008 году в конце мая….. http://www.aif.ru/health/life/40298#comment_form

 

ПУБЛИКАЦИЯ В ПРЕССЕ ( ссылка ниже)

Интересно, почему в списке того, от чего не стоит зарекаться, сума и тюрьма значатся, а больница отсутствует? Вероятно, потому, что глупо сопротивляться неизбежному: не ты сам, так старики, или дети, или друзья – но каждый рано или поздно окажется на больничной койке или рядом с ней. И там начнет жить – долго или коротко – по особым правилам: часы приема, расписание процедур, список разрешенных к передаче продуктов…

Среди многих запретов, действующих в российских больницах, есть один, который соблюдается свято:

если вы попали в реанимацию, никто вас там не потревожит своим визитом.

И если ваш близкий оказался в этом месте, тоже можете не суетиться, вас к нему не пустят: друзьям и коллегам, мужьям и женам, детям и родителям – никому в российскую реанимацию хода нет. Очутиться там, если вы не врач, можно только в горизонтальном положении – на каталке и с катетером в вене. И этот рубеж никем не охраняется, потому что никому не приходит в голову на него покуситься. Запрет на посещение реанимации воспринимается как справедливый не только потому, что все боятся конфликтовать с врачами.

Но и потому, что искренне полагают: нечего, действительно, путаться под ногами, задавать дурацкие вопросы, попусту рыдать и разносить инфекцию там, где выражение «клиент уходит» звучит намного более фатально, чем в любом другом заведении сферы услуг. К которой медицина, как ни странно, относится.

Попасть в реанимацию своими ногами, конечно, можно. Для этого есть несколько путей. Поможет знакомый врач, лучше главный; или вульгарная взятка; или мягкосердечие реаниматологов, помноженное на долгие рыдания родственников у дверей палаты. Но это не более чем очередная иллюстрация к мысли о том, чем компенсируется жесткость отечественных запретов.Так было всегда.

До тех пор пока кардиологи Максим Осипов и Артемий Охотин не поинтересовались: а почему, собственно?

Кому можно

Аргументы в пользу того, чтобы реанимации, или палаты интенсивной терапии, были запретной зоной, известны.

Да, действительно, близкие у изголовья создают ненужную суету.

Да, лишняя инфекция никому не нужна.

Да, есть места и ситуации, в которых посторонние – явная помеха: в отделении гнойной хирургии, например, или инфекционном, или тогда, когда в реанимации кому-то очень плохо. Но этот перечень не так уж и долог.

А что произойдет, если во всех остальных случаях разрешить людям навещать постояльцев реанимаций?

Прежде всего, выяснилось, что ничего разрешать не надо. Не существует прямого административного запрета на присутствие близких в российских реанимациях: ни приказа Минздрава, ни постановления Совета министров, хотя бы и середины прошлого века, ни резолюции съезда какой-нибудь правящей партии – ничего подобного в бюрократической природе нет.

Значит, надо всего лишь не запрещать. Затем Осипов и Охотин изучили чужой опыт.

Собственно, это может сделать каждый, кто задаст поисковику слова medical visiting.

И тот в ответ предложит десятки ссылок на работы разных исследователей, которые сходятся в одном:

посетители в реанимации нужны и важны, они больным – показаны.

Да если бы и не было этих изысканий, есть же здравый смысл. Человек, оказавшийся – как правило, неожиданно – в реанимации, сильно болеет, а кроме того, обнаруживает себя в условиях, способных довести его до психоза одной своей безжизненной стерильностью. И в этой ситуации ему нужно что-то еще, кроме внимания врачей и правильной тактики лечения.

Не велик секрет что: детям – присутствие родителей, старикам – внуков, женам – мужей.

Банальные соображения, скучные? Здравый смысл вообще вещь занудная.

Продолжение по ссылке….

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/3509/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. 0

    0

    В Перекопе реанимация нужна для того, чтобы скрывать ошибки врачей из отделений больницы. Кого «залечили» до смерти, сплавляют в реанимацию, главное- чтобы не умерли в отделении. При этом в этой «реанимации» нет ни спец.оборудования, ни квалифицированного персонала. Только койка и капельница, да врачи,которые заглядывают в руки родственникам, в надежде, чтобы «позолотили». А родственников не пускают в реанимацию,чтобы они не видели реального состояния больного. Сколько смертей и никто не жалуется. Люди, надо всем миром бороться с этим безобразием, надо не молчать , ведь этим мы можем помочь себе, своим родственникам, т. к. завтра кто-то тоже окажется в этой так называемой «больнице».

Comments are closed.