«Диалог мясника с коровой»: бизнесмен разгромил чиновников на форуме в Москве. Видео.

0
217
0
0

«Диалог мясника с коровой»: бизнесмен разгромил чиновников на форуме в Москве
На Московском экономическом форуме, который прошел 8 декабря, и, казалось бы, не сулил ничего сенсационного, сенсация все же случилась. Речь Дмитрия Потапенко, занимающегося ритейлом и управляющего группой предприятий, стала настоящим хитом. Г-н Потапенко выразил всю боль российского бизнеса в условиях санкций. Да и вне санкций тоже. Приводим его выступление:
Дмитрию Потапенко 45 лет, он называет себя «москвичом в четвертом поколении, коих в Москве уже не осталось». Окончил МИРЭА (инженер конструктор-технолог), получил MBA в университете в Калифорнии. Раньше г-н Потапенко тоже позволял себе яркие высказывания, но теперь побил рекорд.
Итак, речь.
«Вопросы, которые поставлены по поводу экономики и всего остального…Во-первых, никаких внешних вызовов я не вижу, извините. Работая девять лет в Чехии, Бельгии, Болгарии и Китае, я неплохо владею информацией, и скажу прямо: мы всем фиолетовы.
Поэтому, если отключить первую кнопку ТВ и изъять из нее четыре ключевые новости — то нам хохлы мешают, то кто-то еще — то и новостей не будет.
А четыре нокаутирующих удара нанесены исключительно нашими экономическими властями.
Это преступное эмбарго, которое конкретно введено под передел рынка присосавшимися к госчиновникам компаниями, и которое привело к отсутствию конкуренции и росту цен.
Это запретительные ставки кредитования — нам не Обама их сделал.
Это указ об уничтожении продуктов: четырех гусей давят тракторами и далее по списку. Не понятно, зачем. С показательными выступлениями.
Это, безусловно, налог Ротенберга (ввод в действие системы «Платон» для дальнобойщиков — «МК»), который прекрасен в своей логике. Вопрос не в сумме, а в том, что мы уже трижды берем деньги с логистической составляющей. У нас есть отдельно акциз, отдельно дорожный налог, а теперь мы вводим еще замечательный отдельный налог…
Все эти удары нанесены искусственно — искусственно, нашими!

Когда идет речь о том, что нужно менять экономический курс, очень хочется задать вопрос: «Кому?».
Я хочу увидеть этого человека. Я 25 лет в российском бизнесе. И в целом, когда я общаюсь с государственными чиновниками — а волею судеб я вынужден с ними общаться — у них все хорошо, у них все отлично.
Замечательно, конечно, послушать очередной посыл куда-то вдаль. А после этого приезжает к тебе налоговый инспектор — и проверяет даже те компании, которые не подлежат проверке.
Напоминаю, если кто забыл: два года назад была такая ситуация, когда проверяли компании, не отработавшие даже три года, со следующей формулировкой: «Три миллиона в акт, полтора нам, и придумайте, что в акт писать». И это было массово.
Точно такая же ситуация с тем, когда идет разговор: предпринимателей не надо «закрывать» до суда.
Два года назад эту историю, что называется, по всем каналам просвистели — тогда было «закрыто» три с половиной тысячи предпринимателей. Прошло два года — 6 100.
Чем меньше о нас заботятся, тем, похоже, мы больше на свободе. За последние три года с российского рынка ушли 56 различных крупных сетей. Я уж не говорю про количество закрытых заводов, в том числе иностранных.
Что все мы в огне и в войне — конечно, классно, но со стороны это выглядит ужасно.
Волею судеб я вынужден работать в Китае. Как Китай относится к нам? Не надо сравнивать 13-ю экономику мира и первую экономику мира. Это все равно что вы будете дружить с третьеклассником. К вам будут относиться с неким шизофреническим аспектом… Китай для нас всего лишь тяжелый — подчеркну это слово — тяжелейший партнер. И под очень большим вопросом — партнер ли он нам.
Я уж не говорю о том, как мы умудрились поссориться с Европой….
Основная проблематика — не в том, чтобы написать новую программу.
К сожалению, чиновники ко всем этим программам относятся очень конкретно.
Если эта программа затрагивает его ведомство — он встает в штыки. Если она затрагивает чужое ведомство, с которым он в контрах — программа принимается на ура.
Поэтому диалог бизнеса и власти происходит последние 20 лет как диалог мясника с коровой — ласково заглядывая в глаза и держа нож под горлом, с вопросом «А что у нас сегодня? Говядина или молоко?».
Очень хочется, чтобы о нас наконец забыли — как забыли в свое время в девяностых. Бандиты в девяностых, конечно, были редкими сволочами, но налоговые, таможенные и ОБЭП, боюсь, существенно хуже».
Тут в дискуссию вступил другой участник форума — депутат-единоросс Владимир Гутенев, первый зампред Комитета Госдумы по промышленности. Он начал говорить о том, что так называемая цивилизованная Украина прервала все поставки и что российские бизнесмены специально каждые три года открывают новые компании, чтобы не платить налоги.
«Нас лечат, как нам вести бизнес, — прервал Гутенева Потапенко. — А я веду 9 лет бизнес за рубежом. У меня проверок ноль. За этот год ( в России — «МК») у меня 25 проверок. У нас 36 контролирующих органов, 600 подзаконных актов. За рубежом, чтобы открыть такой же бизнес, как здесь, издержки в четыре раза меньше. Почувствуйте разницу!»
Депутат пытался было напомнить, что он входит в комиссию по противодействию коррупции, но Потапенко снова прервал:
— Вот когда вы будете своими руками что-то делать, а не комиссию возглавлять… Разница есть — свечку держать и руками работать!
Завершил предприниматель свою филиппику словами: «Если вы под конкретную контору перепиливаете всю экономику, то мы это знаем!»
После Дмитрия Потапенко выступил директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин — тот самый, который боролся за продажу в Москве подмосковной клубники. Его крик души, который можно резюмировать словами «Если правительство не может ничего, пускай уйдет само!»— на видео.