Что мы отмечаем 4 ноября или почему мы не живем в Польше

0
225
0
0

Праздники требуют привычки и понимания. Это абсолютный факт. Если ты, живешь, к примеру, в Германии, то ни за что не поймешь и не воспримешь разницу между Старым и Новым годом в России, Украине и Белоруссии. А для нас все настолько очевидно, что и разъяснять как-то не с руки.

Вернувшись спустя 23 года в Россию, крымчане обрели праздники, о которых они раньше ничего не слышали. Например, День Народного единства. Конечно же 4 ноября крымчане, вместе со всей страной отмечают. Одни это делают с большим усердием, другие – с меньшим. А иные – навеселе уже и со 2 ноября. Сам видел двух граждан, угощавших прохожих водкой на улице Пушкина в Симферополе. Но, уверен, что большинство жителей полуострова до сих пор не понимают, о чем собственно идет речь.

Я все объясню. Но сначала погрузимся в более далекую историю, нежели события 1991 года. Когда Крым на время расстался с Россией.

Более 70 лет в нашей прародине СССР главным праздником считался День Великой Октябрьской социалистической революции. Пролетали десятилетия. Проходили поколения. Страна трижды воевала. Побеждала на летних и зимних Олимпиадах – результат теперь недостижимый для России, не говоря уже про Украину. ГАГАРИН летал в космос… Все эти годы неизменно «красным днем календаря» считалось 7 ноября. А это значит гвоздики, оркестры, демонстрации, застолья… Мы, наши родители, бабушки, дедушки привыкли радоваться чему-то 7 ноября. А потом пару дней еще приходить в чувство после мероприятий. Одно время даже Новый год как праздник отсутствовал. А День Великой Октябрьской социалистической революции был свят. Как, своего рода, точка кристаллизации, которая связывала огромные пространства Евразии в единое целое.

Что произошло 7 ноября 1917 года? В Питере бабахнул из носовой 6-дюймовки крейсер «Аврора», а потом отряды рабочих, солдат и матросов взяли Зимний дворец – резиденцию Временного правительства. А заодно и царские винные склады. Что там на самом деле случилось 7 ноября 1917 года, точно никто уже не скажет, однако в мифотворчестве ничего плохого нет. Это объективный инструмент в процессе построения любой великой державы.

В 1991 году СССР не стало. Но Россия, поколебавшись, передумала разваливаться вслед за Союзом. А значит, стране потребовались новые точки кристаллизации нации. Желательно день близкий к 7 ноября. Чтобы десятилетия привычки помогли его скорейшей адаптации в качестве праздника в народном сознании.

Искать долго не пришлось. Ближайшей значительной датой оказалось 4 ноября. Именно в этот день в 1612 году, ополчение, возглавляемое Кузьмой МИНИНЫМ и князем Дмитрием ПОЖАРСКИМ выгнали польско-литовское войско из московского Кремля.

Очень важно для понимания. В сущности – это дата спасения страны от неминуемой гибели. В конце 16 века на Руси пресеклась династия РЮРИКОВИЧЕЙ. В начале 17 века пришла Смута. А потом управление захватила так называемая «семибоярщина». Или если говорить современным языком – олигархия. Семь древних боярских родов устранили ослабевшую центральную власть и стали рвать Московию на куски. К этому моменту Русь уже несколько лет полыхала войной. Лжедмитрии Первый и Второй, восстание Болотникова… А в это время отряды «лисовчиков» (иррегулярная польско-литовская кавалерия) грабя и убивая – доходили аж до Белого моря.

Вы только представьте! Поляки и «черкасы» (запорожские казаки) творили что хотели на огромных пространствах современной европейской России. Государство практически уже не существовало. Чтобы как-то утихомирить интервентов «семибоярщина» призвала на московский трон польского королевича Владислава с условием, что он не будет мешать Православию и оставит на ключевых должностях русских.

Приглашение поляка на царство в принципе выглядело на тот момент логично. Разница между поляками и русскими в начале 17 века почти отсутствовала. Языки и обычаи тогда были схожи максимально. А РЮРИКОВИЧИ родня с ГЕДООМИНОВИЧАМИ. Эти владетельные князья имели прямое отношение к польской правящей династии. Получалось, что поляки могли претендовать на русский престол.

Но в дело вмешался отец Владислава, польский король Сигизмунд Третий. Он заявил, что Русь войдет в Речь Посполитую, а православие заменят католицизмом. Нам помогли Бог и ополчение МИНИНА и ПОЖАРСКОГО. В противном случае мы бы сейчас все изучали историю Великой Польши, почитали Папу Римского за наместника Бога на земле, а вместо известной ныне всему миру русской водки поднимали стопки Wyborowa Vodka… Просто жуть. Не так ли? Хотя некоторым нравится.

Однако 4 ноября 1612 года, ополченцы, помолившись иконе Казанской Божьей Матери вместе с ней вошли в Кремль и подарили стране будущее. До 1917 года 4 ноября отмечался как Празднование иконы Казанской Божией Матери. Большевикам этот праздник оказался не нужен. Зато пригодился новой России. Так кровь, слезы, боль, насилие, пепелище и даже канибализм (поляки и «черкасы» заперевшись в Кремле от голода стали поедать друг друга) превратились в бронзу памятников и элементы идентичности нации. А разве может быть праздник чем-то иным?

Впервые День Народного единства в России отметили в 2005 году. К 2016 году на материке к нему все уже почти привыкли. Надеюсь, что крымчанам потребуется для этого меньше времени.

Андрей НИКОЛАЕВ, «Аргументы недели – Крым»