Мы не рабы –это не про учителей

0
298
1
0

Мы не рабы –это не про учителей

Педагогом назывался раб в Афинах, а позже и в Риме, уходу которого поручались хозяйские дети до возраста «созревания». В педагоги избирали обычно таких рабов, которые не были пригодны ни для какой другой работы. Современная школа все больше напоминает эти самые древние Афины. Дети нынче-барчуки, хозяева. По словам их родителей, все педагоги — бездари, которые пришли в школы только потому, что не пригодны больше ни для какой работы. Педагоги все чаще сетуют на свою судьбу, потому, что чувствуют себя рабами. Те, кто помоложе, уходят, по совету нашего премьера, в бизнес. Из молодых остаются девочки у кого мужья зарабатывают, или кто с родителями живет. Из тех, кто постарше – остаются те, кому уже за сорок пять, они не нужны никому, их на работу уже не возьмут –для молодежи нет мест, не то что для предпенсионеров, да те, кто на пенсии, тут уж можно подрасслабиться, и категорию не заставляют получать и классным руководством не обременяют, лишь бы не увольнялась, только бы поработала еще. Мужчин-единицы.

В чем же рабство, спросите вы? Ведь по телевизору только и рассказывают о средних зарплатах по региону у учителей. Какие они огромные и прямо средние-пресредние. Рабство в том, что почти половину работы педагогу просто не оплачивают. Как получается средняя зарплата все мы знаем, и про голубцы, в которых один мясо ест, а другой капусту. А вот работу работать учителю приходится всю-превсю. Только оплата за нее не производится. К примеру зарплата учителей нашей школы состоит из оплаты конкретных часов ставки, а это от 25 до 40 часов в неделю, то есть полторы- две ставки с превышением, в зависимости от предмета и возраста. Если ставка-18 часов стоит 9300 в месяц, то сорок часов в неделю за этот месяц дадут примерно 19000. Что такое сорок часов в неделю – это шесть дней по 6-7 уроков. Артист, который дает концерт, поет песни, каждая по пять минут и концерт с перерывом и всякими подпевками и подтанцовками часа четыре максимум. За концерт стотыщмильонов, заметьте, не 20 тысяч. Учитель стоит перед классом из 30-35 человек семь уроков шесть дней в неделю. И не просто стоит – он выступает. С приподвывертами, чтобы заинтересовать, с эмоциями, с вниманием, с задачками, которые надо решить, доказать и.т.п. И за это 20 тысяч. Это не рабство? Рабство.

Дальше, в квиточке зарплаты идут доплаты за выслугу и стаж. У меня доплата за выслугу 2000. Такая доплата у нас в городе у всех, кто проработал больше 15 лет в школе. Еще потом идет доплата за категорию. У меня тысяча двести рублей за высшую категорию. Если нет категории или выслуга мала -нет никакой доплаты.

Затем страшная строка –классное руководство. Вот тут начинается настоящее рабство. Оплата за классное руководство у нас, со слов руководства, должна была подняться и стать около трех тысяч рублей. На деле эту добавку нам не дали, и как получали тысячу, так и получаем. За эту тысячу рублей в месяц мы не только проводим классные часы раз в неделю и родительские собрания раз в месяц, но и отслеживаем успеваемость каждого из тридцати детей, составляя еженедельные выписки в дневник, спасибо электронному журналу- облегчил эту участь, посещаем детей на дому, составляем характеристики, социальный паспорт, который включает всю подробную информацию обо всех детях, заполняем персональным данными электронный дневник и другие формы, а это номера свидетельств, паспорта, полисов, адреса, телефоны, и.т.п. и детей и их родителей. Решаем вопросы с расписанием, проводим мероприятия еженедельно, кроме классных часов, а если какой-нибудь месячник патриотический, экологический, или еще какой, то и два-три раза в неделю.

В каникулы развлекаем детей всю неделю различными походами в музей-кино-домино и другими мероприятиями, после школы работаем с родителями отстающих, прогульщиков, малообеспеченных, многодетных и прочих-прочих, отдельная песня про классное руководство в выпускных классах. Весь год мы заполняем формы и бланки по подготовке к итоговой аттестации, потом их заполняют дети, а мы их собираем и отдаем завучам, потом обходим родителей и собираем заявления, подписи, согласия и.т.п., родительские собрания в два раза чаще, потому что форм все больше и каждая «срочно вчера» и вызываем родителей и сидим до ночи ждем их, чтобы они приехали и расписались. Мы отвечаем за подготовку детей к экзаменам, за явку на экзамены, за то как сдали экзамены, заполняем аттестаты для детей выставляя итоговые по всем предметам, а потом еще и должны обеспечить печать этих аттестатов. Если в нашем классе есть детишки –магазинные воришки, поздние гуляки, пьяненькие, клей или еще какое разнотравье нюхающие-употребляющие, неблагополучные, поставленные на учет, все на нашем особом попечении, на них- отдельная тетрадь и в ней список мероприятий, динамика изменений и прочая, прочая.

Так же приятна работа с родителями. А они разные. Кто-то адекватный, а кто-то считает, что ему все должны. И орёт. И хорошо если не ударит. И это все за тысячу рублей в месяц. Разве не рабство? Рабство.

Отказаться от классного руководства все равно, что написать заявление об увольнении. Выживут с работы, потому, что без классного руководства учителя не очень-то и нужны. Если русовед или математик, или англичанин – может и оставят, их сильно не хватает. Остальных выживут с работы любыми путями. «Мы не заинтересованы в педагоге без классного руководства», говорят в нашем департаменте.

Дальше в зарплатном квиточке пустота. Больше нам ни за что не платят. Стимулирующих нет уже больше года. У школы нет денег. Остается промолчать про многочасовую подготовку к урокам учителей-предметников. Сложные предметы, такие как математика, физика, химия, информатика требуют постоянного обучения от самого преподавателя, мы решаем по 10-20 задачек за вечер, чтобы потом прорешать их на уроках на следующий день с детьми. Так обидно, когда ты у доски стараешься, по полочкам раскладываешь, аспекты трудности того или иного решения выявляешь, кто-то старается и участвует, но обязательно найдется ребенок, который под столом в это время в телефон потихоньку играет, а потом, когда спрашиваешь его, «Ваня, ты понял?», он тебе с ухмылочкой отвечает, нет, я не понял, объясните еще раз. Или кивает молча, а потом родителям рассказывает, что учитель ничего не объяснял. Такое тоже бывает. А учитель потом ставит двойку в четверти ему и обрекает себя на занятия с ним в каникулы, составление диагностической карты сопровождения неуспевающего, плана работы по ликвидации пробелов у Вани и.т.п.

Так вот, подготовка к уроку- это три-четыре часа полноценного умственного труда. И это никто не оплачивает, как, впрочем, и поездки за свой счет на совещания в разные микрорайоны города с тремя пересадками, а в дикую жару – на такси, потому что умрешь в сорок градусов в душегубке — маршрутке. На экзамены летом к семи в другой микрорайон и там до четырех дня, без обеда надзирать – тоже никто не оплачивает. Только обещают. Опять наврут. Всё бесплатно. Совещания и педсоветы – бесплатно. Уборки-субботники –бесплатно. Походы на мероприятия-бесплатно, заполнение документации и отчетов –бесплатно. Заведование кабинетом –бесплатно. А еще походы на все демонстрации и митинги организованные администрацией города, присылающих распоряжение директору предоставить по пятнадцать-двадцать человек от школы на эти мероприятия. Работа с отстающими – бесплатно. На последнее всегда огрызаюсь и никогда не работаю с отстающими бесплатно. Киваю на свою тарификацию, прошу показать, где у меня там дополнительные занятия оплачены. Раз согласишься, потом заездят. Пока получается.

Так что, рабы не мы –это не про нас, коллеги. Рабы. Педагоги. Такие дела.

https://zen.yandex.ru/media/mamamonte_2344392/my-ne-raby-eto-ne-pro-uchitelei-5c9a0b0a460d9300b2fbeb59

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here