Не отойдет ли на второй план медицинская помощь на первичном уровне в регионах?

8
561
0
0

Большое интервью Александра Остапенко: Как изменить здравоохранение в Крыму (продолжение)

Помощь на первичном уровне в регионах не отойдет на второй план?

Сейчас мы «поднимаем» оказание первичной помощи. У нас 501 фельдшерско-акушерский пункт (ФАП), и порядка 300 из них мы сейчас модернизируем либо устанавливаем новые. Сама система Семашко была основана на профилактическом направлении. Нам нужно снизу, с первички обеспечить доступность медицинской помощи, чтобы она была максимально приближена на местах. Да, всегда была и остается проблема в узких специалистах по тем или иным направлениям. Наша задача – упредить проблему на месте, в городе или поселке, обследовать, провести правильную профилактику и не допустить роста негативных индикаторных показателей, которые для нас очень важны.

Подняв оказание помощи на первичном уровне, мы снимем ряд вопросов на уровне городских и районных больниц, то есть на втором уровне. Дальше –организовать оказание достойной специализированной помощи уже в городах и райцентрах. К сожалению, ряд республиканских больниц на 30-40% выполняют функцию городских и районных больниц. Это касается и объема оперативных вмешательств, которые возможно и должно проводить на уровне города и района. Здесь уже вопрос кадровой политики. Сейчас предпринимаются достаточно серьезные меры с учетом поддержки главы республики. По республиканской программе мы платим миллион врачу и пятьсот тысяч фельдшеру, которые идут работать на первичку. Мы имеем 27 квартир и готовы предоставлять их медработникам, которые будут работать на территории республики, а потом эти квартиры будут переходить им в собственность. По многим направлениям мы отрабатываем возможность приезда в Крым – грех не воспользоваться возможностью пригласить людей сюда для работы.

Судя по объемам, которые вы описали, этого будет недостаточно. И вы как-то буднично сказали – «возродили направление». Это же как раз узкие специалисты, если мы говорим об оказании высокотехнологичной помощи. Откуда вы взяли кадры?

Если мы говорим о больнице им. Семашко, то я на протяжении четырех лет брал молодежь, договаривался об обучении на уровне федеральных центров и направлял их туда. Ведь мы не делали в Крыму операции на аневризмах сосудов головного мозга. А за год с лишним мы вышли на объем на 60% больше, чем Ростовская область. Я вышел на главного нейрохирурга РФ, академика Крылова, пригласил его в Крым, он выступил нашим куратором, мы посмотрели наш арсенал, по программе модернизации приобрели микроскопы для того, чтобы можно было технически сопровождать проведение таких операций. Первым делом мы направили двух наших хирургов, обучили на рабочем месте. Потом академик Крылов приехал к нам, провел мастер-классы на месте, и снова мы направили двух человек на материк… И сейчас у нас шесть нейрохирургов, которые обладают уже полным арсеналом проведения операций, в том числе эндоваскулярных, которые никогда не делались в Крыму, на сосудах головного мозга. Сейчас это все мы делаем на потоке. А ведь три-четыре года мы не могли об этом даже и мечтать. Вот лишь один пример.

Это инвестиции в наши мозги, наши руки и главное – в спасенные жизни. Я горд от того, что мы сейчас переводим 15 отделений в новый построенный медицинский центр, и там все эти отделения имеют полный кадровый потенциал для того, чтобы система оказания помощи у нас была на должном уровне. Мы готовы к работе в этом центре. Мы ж не просто пришли и сели необученные в некий суперавтомобиль, которым даже не знаем, как управлять. В этом центре мы буквально жили три года. И боролись с тем, чтобы технические характеристики и оборудование, установленное в центре, было именно таким, которое нам необходимо. Чтобы оно было на порядок лучше по характеристикам, чем имеющееся. Я совершенно откровенно могу сказать, что сначала нам туда хотели поставить оборудование, которое по техническим характеристикам было намного хуже, чем сейчас стоит в больнице Семашко. Какой смысл был соглашаться с прописанным медико-техническим заданием? Чтобы уровень оказания помощи в такой махине стал только хуже? И, кстати, частичное увеличение по стоимости (строительства медцентра) произошло в том числе за счет оборудования, которое мы категорически отстояли. Я отказывался подписывать задание! В итоге все новое оборудование мы согласовали со всеми республиканскими специалистами, со всеми заведующими отделениями.

Сейчас я с уверенностью могу сказать, что оборудование будет работать и приносить пользу. А на будущее как министр я не допущу, чтобы оборудование было поставлено и не использовалось должным образом. Дорогостоящее, высокотехнологичное оборудование должно работать на благо республики. Оно не будет простаивать в больницах в ожидании специалистов, которые умеют на нем работать. Уж не знаю, порочная ли это практика или нет, но ее точно не будет. И в новом центре я готов ответить за каждую единицу оборудования. Я по жизни иду со словами Льва Николаевича Толстого: «Счастье – это удовольствие без раскаяния». Я счастлив от того, что за все свои действия, бездействие, за отношение к людям, за управленческие решения, да и за все прочее я, надеюсь, мне не придется раскаиваться. Для меня это очень важно.

И все-таки чем руководствовались те, кто писал для медцентра Семашко такое медико-техническое задание?

Это было очень давно, задание менялось. Уже шесть министров поменялось, и каждый министр, видимо, вносил что-то в него, какие-то интересы преследовал – я не готов сейчас судить. Но когда я увидел, то понял: если сейчас не приму решений – будет поздно. Потом мы будем просто поставлены перед фактом: вам завезли, поставили – всё. Для меня это было тем более важно, что ни минздрав, ни больница им. Семашко не являлись заказчиком. Им выступало министерство строительства в лице инвестиционно-строительного управления Крыма, а мы оставались конечными получателями «продукта». Мне нужно было решить все организационные вопросы, чтобы войти в процесс.

Здесь я должен низко поклониться главе Крыма, потому что, когда приехал к нему более трех лет назад и попросил помочь мне отстаивать интересы даже не больницы, а республики, чтобы мы получили на выходе результат, который удовлетворит медицинское сообщество с точки зрения эффективности оказания медицинской помощи крымчанам, он помог. Если бы глава не помог тогда, мне очень сложно представить, какой результат мы могли бы получить.

https://crimea-news.com/other/2020/11/27/731767.html

8 КОММЕНТАРИИ

  1. 6

    0

    Да уже давно «отошла» Охрана здоровья и медицинская помощь прописаны Конституцией, но на первый план успешно выходят медицинские услуги. при том платные. не прописанные в Конституции

    • 1

      2

      дык вроде по обновлённой Конституции медицинская помощь из безплатной стала «доступной.»

    • 6

      0

      Бесплатная медицина была указана в нашей Конституции до 01.07.20. Но после принятия поправок оказалось, что слова «бесплатная» больше нет. Но зато медицина стала доступной.А доступная и бесплатная это не одно и тоже.

  2. 6

    0

    — сьогодні медицини немає, є статистика . Ви спробуйте визвати лікаря, або швидку .. .

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here