Аксенов Сергей:Об ордере на арест, Лукашенко,отпуске,ЧП,Зеленском, Путине и подковерной борьбе.Часть 2.

0
660
0
0

ЧАСТЬ 2

Об ордере на арест, Лукашенко, отпуске, ЧП, Зеленском, Путине и подковерной борьбе

— Тогда ответьте, как относитесь к тому, что Украина выписала ордер на ваш арест?

— Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Что могу сказать? Даже оценивать не хочу — там, по-моему, уровень маразма уже зашкаливает. Пусть приезжают, попробуют. Адрес знают.

— А Лукашенко в гости ждете?

— Ну, как Владимир Владимирович решит. Он пригласил президента Белоруссии, а я всегда и во всем поддерживаю нашего лидера. Конечно, будем рады принять Александра Григорьевича.

Это братский славянский народ, что же мы порознь живем?

— У белорусов в Крыму осталась какая-то недвижимость?

— Санаторий. Туристы едут, хотя и не так много. Кружным путем добираться долго.

— Официальных контактов сегодня нет?

— Никаких. Лишь на уровне народной дипломатии. Представители белорусской общины Крыма активно общаются, поддерживают отношения, ездят к землякам. И предприниматели торгуют независимо, так сказать, от политики. На прошлогоднем экономическом форуме в Ялте были, но в большинстве — инкогнито.

— На этот раз форум отменили в последний момент. Поломали вам планы?

— Куда деваться? Ковид. Число заболевших стало расти, какой тут форум? Все соглашения готовились для подписания заранее, были детально обсуждены, оставалось лишь формализовать их. Что мы и сделали в рабочем порядке. Никаких проблем не возникло. Самое крупное соглашение — проект комплексного освоения территории вокруг озера Мойнаки, рассчитан на 6–9 лет, сумма инвестиций — 35 миллиардов рублей.

Безусловно, это очень важно для развития региона, но, честно говоря, форум носит для нас не только экономический, но и политический характер. Возможность пригласить сюда представителей политических элит, бизнеса из разных стран…

— Косвенный факт признания?

— Конечно. Форум Друзей Крыма так и возник. Активно тогда выступали итальянская, французская, немецкая делегации…

Все равно признают. А куда денутся? Но мы готовы к тому, что процесс затянется надолго. Более того, закладываемся на худший сценарий. Так проще работать — когда ничего не ждешь. Зато если ситуация прорвет, сразу откроется окно возможностей для нас. Их надо будет правильно использовать.

— За границу вы по-прежнему не ездите?

— Я не особо путешественник… Не умею праздно проводить время, только порчу всем отдых, постоянно ищу себе какое-нибудь занятие. Ходить по экскурсиям не в моем характере, лежать кверху животом — тоже.

— В этом году в отпуске были?

— Могу твердо сказать, что за последние семь с половиной лет искупался в Черном море шесть раз. Шесть! Как-то установил личный рекорд — трижды за сезон окунулся, а некоторые годы совсем пропустил.

Не придумываю, честно говорю. В 2019-м, помню, заехал на пляж… Я один был, сам за рулем. Посидел, погрелся. Потом стали люди подходить, просить сфотографироваться. Во второй раз плыл на веслах на резиновой лодке, прыгнул за борт. Выныриваю, подгребает мужчина: «Вы Аксенов? У меня тут один вопрос…» Ну, и все, короче, поплавал. Решил, что сезон на этом можно закрывать…

У меня и загар крымский. Шея и руки по локоть. Правда, как-то разговорился с людьми, стоял без головного убора — сгорел так, что потом два дня не мог в телевизоре показаться, цвет лица был неприличный, просто труба!

Коллеги думают — раз у нас курортный регион, значит, я из моря не вылезаю, пресс-конференции в плавках провожу, а пиджак сверху для вида цепляю…

В этом году взял неделю отпуска. Осенью. Чтобы разобрать накопившиеся документы.

Все лето занимался ликвидацией последствий наводнения. Мощно накрыло в середине июня. Сначала Кировский и Ленинский районы, Керчь, потом Ялту.

В 2020-м страдали из-за небывалой засухи. У нас, видите, то густо, то пусто.

— В народе говорят: то понос, то золотуха.

— Называть можно по-разному, но суть не меняется: самое крупное за 100 лет наводнение, рекордное количество осадков. В Ялте выпало более 100 миллиметров, в Керчи — около того. Настоящий сумасшедший дом.

А в 2020-м зной, которого тоже не случалось полтора века…Обмелевшее из-за засухи Бахчисарайское водохранилище, 2019 год Алексей Павлишак/ТАССОбмелевшее из-за засухи Бахчисарайское водохранилище, 2019 год© Алексей Павлишак/ТАСС

— Вы везучий.

— Да, приключения меня словно испытывают.По сути, не было ни года без ЧС

— В буквальном смысле?

— В прямом.

Вспомните, с чего мы начинали. В 2014-м — «Крымская весна», референдум, вхождение в состав России, смена валюты, законодательства, паспортов… Словом, по полной программе.

А теперь назовите хоть один регион мира, которому полностью отключили бы электроэнергию. У нас это было в ноябре 2015-го, когда Украина взорвала ЛЭП на своей территории и обесточила весь полуостров. Блэкаут! Котельные зимой встали, люди по домам сидели без света. Зимой!

А перед этим нам устроили водную блокаду, перекрыли Северо-Крымский канал.

Полгода жили в стрессе.

— Почему так долго?

— Смотрите: в Крыму потребление на пике было 1300 мегаватт, а первая линия, которая зашла на полуостров по экстренно построенному энергомосту, давала 200 мегаватт. Вторая — еще 220. Ну, и так далее. Срочно поставили дизельные генераторы, сжигали в сутки полторы тысячи тонн солярки…

Президент держал ход работ на постоянном личном контроле. Восстанавливали, наращивали мощности и к летнему сезону 2016 года смогли полностью удовлетворить спрос, закрыть ситуацию.

В 2018-м — расстрел учащихся колледжа в Керчи, 21 погибший. Мы сегодня уже вспоминали эту трагедию.

В том же году — химический выброс в Армянске, когда вывозили из города всех детей и почти полностью взрослое население.

В 2019-м, кажется, чуть выдохнули, а в 2020-м начался COVID. Ну, и засуха…

В уходящем году — наводнение. Убытки составили почти десять миллиардов рублей, до сих пор идет расчистка русел рек в Керчи и Ялте.

Так и живем, не скучаем.

— Как пандемия сказалась на туристическом потоке?

— Бьем рекорды. В 2019-м в Крым приехали 7 миллионов 400 тысяч отдыхающих, в 2020-м из-за ковида цифра упала до 6 миллионов 300 тысяч человек, зато в этом году по итогам 11 месяцев уже было 9 миллионов. У нас своя система, методика подсчета — может, она недостаточно точна, но плюс-минус так. Внутренний туризм расцвел, грех жаловаться.Церемония встречи поезда "Таврия", прибывшего из Санкт-Петербурга в Севастополь, 2019 год Петр Ковалев/ТАССЦеремония встречи поезда «Таврия», прибывшего из Санкт-Петербурга в Севастополь, 2019 год© Петр Ковалев/ТАСС

— А в советское время сколько собирали на пике?

— До 10 миллионов. Владимир Владимирович поставил задачу, чтобы к 2025 году мы стопроцентно вышли на этот показатель. Но вопрос не в том, чтобы достичь количественного рубежа, — важно обеспечить доступный и качественный отдых.

Сегодня коечный фонд санаториев и пансионатов — 155 тысяч мест. Когда коллеги спрашивают, сможет ли Крым принять больше туристов, задаю встречный вопрос: а куда мы их разместим? Выше головы не прыгнешь. Да, вводятся новые объекты, в этом году открыли шесть гостиниц на 283 номера, есть еще частный сектор, около девяти тысяч домовладений, перепрофилированных под мини-отели. Но там должны быть заданы определенные стандарты.И налоги, хотя бы минимальные, с аренды надо платить. Знаю, крымчане летом зарабатывают на весь год, однако мы же хотим жить в правовом государстве. Сейчас доделывается проект закона о туристической деятельности, куда вошли многие наши предложения. В том числе о гостевых домах. Ожидаем, что документ примут до начала следующего курортного сезона

— Хотите легализовать бизнес?

— Чтобы одновременно помочь людям. Это и дополнительные деньги в бюджет, и безопасность туристов, и понимание, куда, к кому они идут. Для владельцев мини-отелей тоже плюс. Многие лицензированные туристические компании готовы работать с частным сектором. В том числе в низкий сезон. Это может обеспечить приличный дополнительный турпоток — до полумиллиона человек за зиму.

Чтобы начать сотрудничество, надо зарегистрировать ИП или стать самозанятым. Мы кровно заинтересованы, чтобы у крымчан появилась еще одна возможность официально зарабатывать. И у хозяев гостевых домов, и у тех, кто сдает квартиры в аренду.

— Пять лет назад вы говорили, что планируете навести порядок с застройкой в 100 метрах от кромки моря. Как успехи?

— Прорыва не достигли, к сожалению. Пока ковыряемся.

— В чем проблема?

— Нам многое досталось по наследству от Украины, когда выгнали фундамент или уже стены поставили. Попытки быстро взыскать с застройщиков оказались малоэффективны. Как правило, это фирмы «Рога и копыта», концы найти невозможно, тем более, что-то вернуть или получить. Это стало проблемой государства. Надо и правоохранительной системе, и нам четче работать, заканчивать с ревизией украинских решений, которые сложно обжаловать. В каждом случае имеются свои нюансы, но часто все упирается в низкую результативность органов исполнительной власти разного уровня, слабую юридическую проработку вопросов.

Да, есть конкретные объекты, по которым продолжаем судиться, совместно с прокуратурой подали более 300 исков. При этом не снимаю личной ответственности, вижу управленческие просчеты. Значит, не тех людей назначил на должности.Никто не хочет вызывать огонь на себя, выяснять отношения с застройщиками, клиентами — проще остаться в стороне, ни с кем не конфликтовать. Зачастую даже первоисточники украинских решений не найти, архивов нет. Попадаются постановления сессий поселковых советов о выделении земли, особенно приморской, датированные, допустим, 6 марта 2014 года. Понимаете, да? Кому война, а кому мать родна. И здесь человеческий фактор…

— Но недавняя вырубка в Форосском парке ​​​​​​ — явно не украинское наследие.

— Наши партнеры и коллеги из Республики Татарстан строят детский лагерь, а не виллы какие-то. Да, некоторое количество деревьев пострадало. Увы, без этого не обходится ни одна стройка. Я выезжал на место, с инициативной группой лично осмотрел, так сказать, «место преступления». Спрашиваю застройщика: за каждое срубленное или поврежденное дерево посадишь пять новых? Конечно, говорит, сделаю.

Задаю вопрос местным: устраивает? Отвечают: да, только пусть еще пальмы пересадят. Вот и все.

Я человек конкретный, готов выслушать и поддержать любые претензии, если они обоснованы. Когда же начинают рассказывать об изменениях потоков воздушных масс из-за стройки, прошу не забивать головы мне и другим.

В Форосе появятся новые рабочие места, мы договорились, что ребята, живущие там, смогут заниматься в спортивных и других секциях при лагере, ходить в бассейн. Это реальная польза. Остальное — попытка раскачать ситуацию, используя модную экологическую повестку. На самом деле, причиной конфликта была не стройка, а угроза того, что закроют доступ в парковую зону. Это ошибочное решение застройщика, нельзя лишать жителей Фороса возможности зарабатывать на сдаче квартир, всегда надо искать баланс между интересами предпринимателей и всех остальных. Мы его нашли.

— У Владимира Зеленского не там жилье?

— Нет, у него квартира в Ливадии.

— Вроде за коммуналку перестал платить. Задолжал за несколько месяцев.

— Коллеги говорили, раньше стабильно вносил по шесть тысяч рублей в месяц. Хорошо, что подсказали!

— И что делать будете?

— Судиться. Выйду с иском. Меня же они хотят арестовать за что-то. Вот и мы задержим его как должника. В случае прибытия в Крым.

— С Владимиром Путиным часто общаетесь?

— Стараюсь не беспокоить руководителя по вопросам, которые должен решать сам, обращаюсь, когда необходима помощь. На самом деле, это палочка-выручалочка. Спасибо лидеру, подавляющее большинство вопросов решается при его содействии и участии. Вмешательство главы государства очень ускоряет процесс. Таковы особенности работы бюрократии.С президентом РФ Владимиром Путиным и врио губернатора Севастополя Михаилом Развожаевым во время встречи с участниками байк-шоу "Тень Вавилона" у горы Гасфорта, 2019 год  Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАССС президентом РФ Владимиром Путиным и врио губернатора Севастополя Михаилом Развожаевым во время встречи с участниками байк-шоу «Тень Вавилона» у горы Гасфорта, 2019 год© Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Крым и Севастополь — личные проекты для Владимира Владимировича. Его идея и реализация. Вопросам развития, безопасности полуострова он уделяет большое внимание.

— Кто чаще звонит?

— Я, конечно. Сначала выясню досконально вопрос, переговорю со всеми исполнителями, а потом уже к лидеру обращаюсь или докладываю, стараюсь не занимать более пяти минут.

— Почему вас не позвали в Севастополь 4 ноября на День народного единства?

— Да, и тут же начался новый виток конспирологии… Послушайте, Владимир Владимирович встречался с общественностью города. Как прежде много раз общался с крымчанами, и на этих встречах не присутствовал губернатор Севастополя. Совершенно нормальная практика, обычный рабочий процесс…

Географически мы находимся на одной территории, но это два разных субъекта Федерации. Не надо искать здесь какие-то подводные течения.

Я никогда не занимался подковерной борьбой. Наверное, это моя сила и слабость одновременно. Минус в том, что я прогнозируемый, предсказуемый. Говорю, что думаю, не хожу зигзагом, не умею маскироваться, все заявляю человеку в лицо. И к себе требую такого же отношения. Я человек предметный: если возник вопрос, спрашивайте прямо.

— Вас постоянно то снимают, то назначают куда-нибудь…

— Через неделю одна и та же история повторяется. Давно уже не реагирую. Отшучиваюсь цитатой из профессора Преображенского, советовавшего не читать по утрам советских газет.

— Не устали, Сергей Валерьевич?

— Уже говорил: если бы имел свободный выбор в 2014 году, если бы знал, что не подведу ни лидера, ни тех, кто мне доверился, конечно, перекрестился бы и ушел из политики. Фух!

Владимир Владимирович сказал: «Занимайся. Это теперь твоя зона ответственности». Вот и работаю.

— Вы рассказывали мне, что 26 ноября, в день рождения, принимали поздравления не от всех.

— Да, объявил коллегам, что в кабинет будут допущены лишь те, кто выполнил 100 процентов поручений.

— Провели весь день в одиночестве?

— Некоторые заходили. С оглядкой…

Я вольный человек по жизни. Могу постоять за себя. И обидеть меня сложно. Не промолчу, отвечу. Лесть не люблю, подхалимов. И начальников у меня никогда не было. Друзья, партнеры, команда — это понятно. Но не начальники. Не хотел никогда ни под кем работать, подчиняться кому-то.

С 2010 года возглавлял партию «Русское единство» в Крыму, мы создали отделения во всех регионах Украины. Финансировал организацию на собственные средства, мне не надо было ни у кого просить одобрения. Коллеги знали: если я принял какое-то решение, через секунду приступлю к реализации. Не ходил, как говорят в Крыму, через Саки на Мойнаки (кружным путем — прим. ТАСС), не тратил по полгода на согласование каждого шага. Сразу брал на себя ответственность. Поэтому когда 26 февраля 2014-го мы решили, что завтра блокируем парламент Крыма, утром все уже было сделано.Говорил вам: Владимир Владимирович — мой первый и последний начальник в жизни. Дело не в должности или служебной субординации. Я о человеческом уважении и чувстве благодарности. Не стесняюсь повторять, что присягу дал раз и навсегда

Семь с половиной лет пролетели, как мгновение. Утро-вечер, утро-вечер. Сегодня одна проблема, завтра другая…

Работаю честно. Не беру взяток, не лоббирую чьих-то интересов. Коллеги это знают. Хочется добиться ощутимых положительных результатов. Чтобы каждый житель и гость Крыма почувствовал их на себе. Не все пока получается, но рук никогда не опускаю, сразу захожу на новый круг.

А что дальше? Как лидер скажет, так и будет…

Симферополь — Москва

Андрей Ванденко Автор