Сергей Аксенов: не хожу через Саки на Мойнаки. Продолжение…

0
513
0
0

В правительстве республики — что называется, на земле, на низовом уровне — работают молодые специалисты, получающие от 15 до 18 тысяч в месяц. Ну куда это годится? Обязанностей тьма, за все спрашивают, а денег, по сути, не платят…

— И главе Крыма недокладывают мяса?

— Речь не обо мне. Я пришел из бизнеса, жена и сын продолжают им заниматься, у семьи были и есть официальные источники дохода. Откровенно могу сказать, что работаю во власти исключительно из чувства благодарности и уважения к нашему лидеру, доверившему мне ответственный участок. И, конечно, ради земляков, сделавших в 2014-м свой выбор.Коллеги знают: если бы не «Крымская весна», никогда не согласился бы на госслужбу. Даже не думал об этом. Так исторически сложилось

— И надолго задерживаться у руля не планировали?

— Нет, конечно. Рассчитывал закончить карьеру в органах власти после подписания документа о возвращении Крыма на историческую родину. Не собирался претендовать ни на какие посты. Сделал работу и отошел в сторонку. Не получилось…

— А что труднее — быть революционером или хозяйственником?

— Второе. Весной 2014-го все было понятно: вот он, враг, перед тобой. Хозяйственные вопросы — совсем иное. Надо иметь опыт, интуицию, понимать, чувствовать, где тебя обманывают или пытаются объегорить. К сожалению, ежедневно с этим приходится сталкиваться. Кто-то действует умышленно, другие выдают непроверенную информацию… Мотивы не так важны. Главное — что эффект от неправильно принятого решения все равно будет отрицательным.

— Часто обжигаетесь, Сергей Валерьевич?

— Это вопрос доверия человеку. Ты предлагаешь ему работу, объясняешь условия, договариваешься на берегу: никакого вымогательства денег у граждан, распила бюджета — за это уголовное наказание, причем жесткое. Пожалуйста, если кто-то в семье занимается законным бизнесом, который не связан с должностными обязанностями, — да ради бога, это не возбраняется. Нормальный процесс.

Дальше уже наступает выбор и персональная ответственность каждого.

— А ваша мотивация в чем?

— Моя? Чтобы стыдно не было потом перед президентом страны, крымчанами и собственными детьми. Вот и все, предельно просто.

— Дантон сказал, что революция, как бог Сатурн, пожирает своих детей. В Севастополе уже поменялось несколько начальников. Был Меняйло, потом Овсянников, сейчас Развожаев…

— Это другой субъект, я за него не в ответе. Своего хватает, уже практически живу здесь, на работе. Даже шучу, что скоро прописку переоформлю на Совет министров…

Повторяю, я не загадываю. Глава государства может в любой момент принять решение — и я тут же уйду. Но пока есть доверие, работаю. В том числе со стороны крымчан. Ну, смысл сидеть, если на тебя нельзя положиться? Зачем? Ходить каждый раз на выборы, обещать, а потом искать оправдание, почему опять ничего не сделали? Мол, извините? Это не мой стиль, я так не хочу. Привык отвечать за слова.

Другое дело, что порой трудно отличить правду от лжи. Фейки очень удобно разгонять, ситуация, увы, такова, что хорошие новости часто не читаются и не замечаются. Над безобидными глупостями посмеялись и забыли, но порой возникают стрессовые ситуации, связанные с реальными ЧП, и находятся негодяи, которые сеют панические настроения, паразитируют на этом. Необходимо быстро принимать решения, а люди реагируют на разные вбросы…

Помните, осенью 2018-го случилась трагедия в политехническом колледже Керчи. Как только позвонили, я бросил дела и помчался туда. Две машины — с охраной, оружием. Ехали часа два, «Тавриду» еще не построили. По дороге читаем так называемые новости: нападавших 10 человек, 12, 15… Что вообще происходит?Во время брифинга у Керченского политехнического колледжа, 17 октября 2018 года Сергей Мальгавко/ТАССВо время брифинга у Керченского политехнического колледжа, 17 октября 2018 года© Сергей Мальгавко/ТАСС

На место приехали — к этому времени стало понятно, что террорист был один. Но вы не представляете, каких усилий стоило переубедить людей. Я встречался с родителями, учениками, преподавателями. Более 500 человек собралось в зале. Говорю: вот записи с камер видеонаблюдения, вот свидетели. Нет, не верят, что не было сообщников. И ссылаются на анонимные источники. Где-то что-то слышали.

Сейчас с вакцинацией схожая ситуация. Что только представители власти не говорят, какие аргументы не приводят, уважаемых людей, чья репутация безупречна, тоже привлекли — отказываются прививаться, хоть ты тресни! Нам нужно вакцинировать более миллиона 200 тысяч человек, в начале декабря недобирали до плановой цифры почти 30 процентов…

— Вы под камерой укололись?

— Конечно. И привился, и ревакцинировался «Спутником». Специально сказал, чтобы ампулу отправили на анализ и показали потом результат: там не вода и не физраствор.

К сожалению, личный пример в данном случае не работает, тотальный кризис доверия в обществе. И не только в России, как видим.Подумываю: может, запустить слух, что бесплатной вакцины в Крыму осталось на два дня и выдается теперь она только избранным

— Членам профсоюза.

— Завтра штурмом возьмут все медучреждения! Логика у людей простая: раз дефицит — значит, стоящая вещь. Можно еще шепотом сказать, что сделали спецвакцину для госслужащих, списки утверждает лично глава республики и хранит бумаги у себя в сейфе.

— «Спутник А». Аксеновский.

— Ну да, что-то из этой серии. Дескать, придумали отдельный компонент, но его страшно мало.

Завтра же соберут инициативную группу товарищей, утром пересчитают вакцину, днем организуют очередь, а к вечеру все сделают прививку!

— Полагаете, сработает?

— Уверен! Но обманывать людей не в наших правилах, фейком на фейк не отвечаем. Конечно, шучу, утрирую, однако смех сквозь слезы, если честно.

Ходим, уговариваем… Первыми в мире сделали вакцину, президент принял решение бесплатно прививать всех желающих, но добраться до коллективного иммунитета не можем…

— Легче поверить в небылицу. Вся страна видела, как во время летнего наводнения вы плыли по затопленной Керчи в лодке, а сзади вас сопровождали трое мужчин в гидрокостюмах.

— И еще три водолаза были под моторкой. Охрана. Не все в кадр попали…Во время осмотра последствий сильных ливней в Керчи, 2021 год Пресс-служба главы и правительства Крыма/ТАССВо время осмотра последствий сильных ливней в Керчи, 2021 год© Пресс-служба главы и правительства Крыма/ТАСС

Бред из серии «Нарочно не придумаешь». Улицы реально ушли под воду, пострадавшие в больнице сидят, спасатели развозят продукты старикам и лекарства пациентам, но это никого не трогает. Всех волнует, кто были мужики, плывшие за Аксеновым. В действительности сотрудники МЧС вытолкали нас на фарватер, где глубина превышала два метра. Вот и все.

Чуть позже в тот же день я встречался с людьми в пострадавшем от воды селе Ленинского района — вдруг меня выдергивают: срочно надо дать комментарий. Что случилось? Говорят: везде шум стоит, интернет бурлит. Я сразу даже не понял, о чем речь. Оказывается, водолазы Аксенова не дают всем покоя. Пришлось звонить руководителю управления МЧС, чтобы он подтвердил: это были их сотрудники.

 Но пресса уже подхватила. Я вашим коллегам говорю: вы хотя бы предупредили бы заранее, выбросился бы из лодки, поучаствовал в спасении спасателей…

Вот как с этими нелепицами бороться? Сидеть в соцсетях и опровергать? Так у меня на это времени нет.

— Да и с гаджетами вы, насколько понимаю, пока не особо дружите.

— Никогда не дружил. У меня обыкновенный кнопочный телефон. Слава богу, восемь лет нормально служит. Он нужен только для звонков — входящих, исходящих. Всё! SMS сам не пишу, чужие не читаю. Придерживаюсь старых традиций.

Чтобы узнать новости, обхожусь без гаджета. По выходным иногда сажусь за руль и еду в какой-нибудь район, заранее никого не предупреждая. Могу подбросить по пути кого-то из голосующих на трассе. Заодно и поговорим. Недавно подъехал на автостанцию, позвал ребят-таксистов, они рассказали все, что наболело. Молодцы! Нужно смотреть людям глаза в глаза. Полезно.

— Потом следуют оргвыводы?

— Ну, как минимум коллеги знают, что я постоянно работаю на земле, сказки мне плести не надо, быстро разберусь.  Любой вопрос всегда перепроверяю с разных сторон.

— Подозрительный вы.

— Опытный. Семь лет назад был другим.

— Каким?

— Обыкновенным. Отвечал сам за себя, и у меня было просто: если обманывали — переставал общаться с человеком…

— А сейчас?

— Приходится садиться и разбираться, я не могу взять и выгнать всех, кто не выполнил договоренности. В конце концов, есть Трудовой кодекс…

За эти годы понял одно: до 80 процентов входящей информации оказывается ложной. Как угодно можно это называть…

— Приведите примеры.

— Профильное министерство сообщает, что все цены на продукты питания у нас ниже российских. Не верю. Отправляю помощников в магазин, сам еду на рынок, смотрю и убеждаюсь, что нарисованная картина далека от истинной. Дальше начинаем выяснять, зачем писать неправду…

Конечно, не лично министр виноват в том, что цены растут. В Крыму по-прежнему нет больших торговых сетей, это снижает уровень конкуренции, создает почву для спекуляций. Проблема есть, ее надо решать, а не замалчивать. Скажем, чаще организовывать ярмарки местных сельхозпроизводителей, помогать им продавать продукцию без посредников… Будем строить в Симферопольском районе крупный оптово-распределительный центр, что позволит хранить тысячи тонн товаров. Планируется, что инвестиции в проект составят более шести миллиардов рублей, срок реализации — два года.

Знаете, уже привык практически каждый документ ставить под сомнение. Любую цифру, которую вижу, проверяю. И в большинстве случаев мои подозрения оправдываются. Вот в чем проблема. Клянусь, был бы рад ошибиться. Увы…

Я так работать не могу. Если что-то обещаю — люди мне верят, знают, что сделаю.

Коллегам всегда говорю: помните о дне, когда уйдете с госслужбы и опять будете по улице ходить, с людьми встречаться. Хочу идти спокойно, не отводя ни от кого глаз. И по кабинетам прятаться не собираюсь, мне нечего стыдиться. Все решения принимаю честно, меры закладываю исчерпывающие. Да, не все получается, но делаю максимум того, что в моих силах. Многим пытаюсь помочь, что называется, в личном порядке, не как чиновник. Вот звонят люди, срочно нужно вмешаться, по здоровью бывают сложные ситуации, порой на грани. Конечно, стараюсь решить…

Ежедневно на мою страницу в соцсетях приходит несколько сотен обращений по самым разным темам. Все читаю и размечаю должностным лицам, каждое беру на контроль. Обязательно идет обратный отзвон тем, кто написал мне, чтобы удостовериться, удовлетворен ли заявитель решением вопроса. Сам звоню многим, проверяю.

Мы в бюрократию не играем. Обращения расписываю в день поступления, назавтра по ним уже должны работать. Вот вчера жители дома из Симферополя написали, что у них подвал три года фекалиями затоплен, а коммунальные службы друг на друга кивают. Отправил туда министра, велел перезвонить, когда будет на месте. К вечеру проблему закрыли…

— Извините, а это уровень главы Крыма? Такими вопросами заниматься?

— Конечно, нет. Но если люди обратились ко мне, не могу же проигнорировать. Речь об эффективности различных руководителей. Три года морочили людям голову, а потом все сделали за три часа…

В Феодосии вот был. Приехали к дому, где на верхних этажах пару лет нет горячей воды. Цена вопроса — 100 тысяч рублей. Тома переписки, а решения нет. К кому только жильцы не обращались, ко мне пришли как к последней инстанции. Конечно, я отреагировал.

— Прекрасно, что вы такой отзывчивый и душевный, Сергей Валерьевич, но постоянное управление в ручном режиме… Строго говоря, это бардак.Не спорю. Пока не получается, чтобы вертикаль системно срабатывала

— Плохо строят?

— Кирпичи некачественные, стройматериалы надо лучше выпускать…С автором проекта "Первые лица регионов" Андреем Ванденко  Антон ВолкС автором проекта «Первые лица регионов» Андреем Ванденко© Антон Волк

— Может, и каменщики не тянут?

— Все вместе, по совокупности. Повторяю, кадровая проблема стоит очень остро. Сейчас вот подбираем кандидатов в мэры крупных городов полуострова. Уже не знаю, где искать — то ли среди тех, кто из тюрьмы освобождается, то ли в психушку обращаться… И смех, и грех!

Руководителей, умеющих правильно поставить задачу, поддержать коллектив, мотивировать его, защищать в случае необходимости, к сожалению, не хватает. Повторяю, специалисты на земле работают адекватные и вменяемые, речь об эффективности топ-менеджмента, важно настроить людей на результат.

— Не слишком радостная картина получается.

— Что делать? Какая есть. Мы же встретились, чтобы правду друг другу говорить…

https://tass.ru/region-officials/13303229